НАУЧНОЕ ПОНИМАНИЕ ДЖИХАДА

Доктор шариатских наук Усман Ахмад Абдуррахим

НАУЧНОЕ

понимание джихада с позиции шариата и психологии. Опровержение ошибочных мнений в понимании истинной сути джихада


Предисловие С именем Аллаха, Милостивого, Милосердного! Как считает большинство учёных, угроза исламу исходит от тех, кто излишне жёсток в нём, и от тех, кто пренебрегает им, но опасность излишества больше опасности пренебрежения, потому что кто-то может подумать, что жестокость – это часть религии, но это не так. Кроме того, жестокость отвращает от религии Аллаха, так как именно по её причине исламу приписывают такие проявления, как жёсткость и жестокость хотя в действительности — наоборот, величайший символ ислама – это то, что он был ниспослан как милость для миров. Именно поэтому умеренность в наше время является необходимостью, так как она формирует представление об исламе в его настоящем виде, потому что ислам – это золотая середина без крайностей в ту или иную сторону; потому что ислам – середина без излишества или ущербности, ислам – середина без жесткости или попустительства, ислам – золотая середина между соблюдением прав личности и интересов общества. , Нет никакого сомнения в том, что фундаментальные разработки в поиске правильного направления в вероучении, мышлении, фикхе, этикете и взаимоотношениях не могут быть достигнуты какими-то дополнительными стараниями или работой в свободное
время. Наоборот, такие разработки представляют собой цель, которой непременно нужно достичь, и они являются острой потребностью для направления и исправления тех, кто сбился с истинного пути. В особенности это актуально в этот век, когда человечество утратило свою силу по причине большого расхождения, отклонения с пути истины, распространения следования страстям, соблазнов и пагубных явлений. Именно потому мусульманин в этот век, и особенно на данном критическом этапе, испытывает острую потребность в свете, который озарил бы ему путь и показал все проблемы и препятствия, возникающие у него на пути. Также он нуждается в том, чтобы этот свет подсказал ему успешные решения, позволив вести серьёзные глубокие фундаментальные разработки в свете чистого и правильного метода трактовки ислама – метода последователей Сунны и согласия общины. Джихад – особенно в России — обнажил ряд проблем, отличающихся своими особенностями и уникальностью, которые требуют от ученых, деятелей культуры и мыслителей внимания в плане уточнения, корректировки и практической реализации. Данная ситуация объясняется тем, что пренебрежение фундаментальной стороной при разговоре о джихаде ведёт к негативным последствиям и катастрофам, которые не ограничиваются только тем, что останавливают призыв к исламу и распространение его света, а ведут к широким негативным последствиям, связанным с жизнью и достоинством людей, запретность которых пред Аллахом выше запретности Его Заповедного Дома. Вне всякого сомнения, взоры людей ищут тот умеренный образ жизни, который бы взял на себя эту основополагающую роль и рассматривал бы вопрос джихада, регулируя его с точки зрения терминологии,
основополагающих принципов и форм реализации, учитывающих точки зрения, в соответствии с которыми с изменением времени, места, ситуации, последствий, намерений и задач должна изменяться и фетва. Именно исходя из этого, программа срединности и умеренности – тот прямой и светлый путь, позволяющий исправить действия мусульман в России в вопросах джихада и показать цивилизованную сторону ислама, связанную с жизнью на земле и стремящуюся к её улучшению и наставлению человечества на путь истины, дабы люди могли достичь успеха в близкой перспективе и далёком будущем. В данной книге автор сделал попытку рассмотреть джихад с точки зрения соблюдения важнейших принципов, от которых следует отталкиваться, дабы джихад не превратился в игрушку в руках сумасбродов, не имеющих представления о том, что джихад – это шариатская правовая норма, которая должна регулироваться так же, как и обряды поклонения – в смысле соблюдения обязательных условий, причин, средств, правовых норм и так далее. Я надеюсь, что автор этой книги добьётся успеха в направлении правильным путем тех, кто работает для ислама в России, посредством программы умеренности, которой Аллах выделил нашу исламскую умму, дабы она смотрела на мир цивилизованным взглядом. Д-р Адель аль-Фалях
‐6‐ СОДЕРЖАНИЕ ВСТУПЛЕНИЕ Слово «джихад» в арабской лексике и в шариатской терминологии Раздел первый. Распространенные ошибки в понимании джихада Ошибка первая: утверждение о том, что право призвать к всеобщему джихаду принадлежит отдельным личностям в умме, и отказ от обращения к согласию учёных уммы. Ошибка вторая: использование слова «джихад» в отношении актов насилия, которые джихадом не являются. Ошибка третья: мнение о том, что джихад – это цель, а не средство. Джихад – цель или средство? –Насколько важно подтверждение того, что джихад – средство, а не цель. –Высказывания ученых, подтверждающие, что джихад это средство, а не цель. Ошибка четвёртая: целью джихада является произнесение свидетельства принятия ислама. Ошибка пятая: осуществление актов насилия без учета их негативных последствий. Раздел второй. Подробное рассмотрение заблуждений, на которые опираются радикалы. Заблуждение первое : дозволенность атаки против врага, который прикрывается «живым щитом» из мусульман. Заблуждение второе: ночные атаки на врага. Заблуждение третье: ссылка на историю Абу Басыра.
пАчваться в нем друг с другом. С именем Аллаха, Милостивого и Милосердного Вступление Подлинный джихад на пути Аллаха является лучшим из видов поклонения, роявлением наивысшего подчинения Всевышнему. Более того, после исполнения обязанностей, предписанных Всевышним Аллахом, джихад – лушее средство приближения к Аллаху, и люди могут соревноИменно подлинный джихад является основой ислама и распространения исламского призыва по всему миру. Джихад – это средство для выведения людей из мрака к свету, для распространения красоты ислама и его справедливых установлений. Кроме того, джихад имеет множество полезных последствий для мусульман. О достоинствах джихада и достоинствах тех, кто его осуществляет, говорится в аятах Корана и хадисах Пророка (с.а.в.), что притягивает к себе повышенное внимание и побуждает возвышенные души ступить на этот путь и быть искренними на нем. Джихад – это живой дух мусульманской уммы, формирующий силу для защиты мусульман, энергия, скрытая в сердцах верующих до тех пор, пока к ним не обратятся с призывом. Джихад – основа безопасности и символ величия, и тот,
‐8‐ кто его потеряет, тот потерял всю умму, лишился уважения к себе. И наоборот, тот, кто его осуществляет – достигнет успеха в религии и в мирских делах. Однако подлинный джихад должен происходить в соответствии с соблюдением определенных правовых норм, изложенных в Коране и Сунне. Он должен осуществляться в соответствии с теми принципами, которые установили достойные доверия ученые уммы, а не одиночки, поддавшиеся влиянию внешних факторов и черпающих свой энтузиазм в азарте происходящих событий или в собственных эмоциях и внутренних потрясениях. Джихад является коллективной обязанностью всех мусульман, и если кто-то выполняет её, то она снимается со всех остальных, но иногда, в определенных ситуациях, джихад становится персональной обязанностью каждого, и тогда ни одному мусульманину без уважительной причины не разрешается отказаться от участия в нем. Так, это может быть призыв к мобилизации со стороны правителя мусульман в случае агрессии со стороны врага, окружившего его родную страну, что подтверждается известным доказательствами из Корана и Сунны.
РАЗДЕЛ ПЕРВЫЙ. Джихад на пути Аллаха и в умме «васатыйи» («золотой середины», «умеренности») Лексический смысл слова «джихад» и его значение Слово «джихад» имеет глубочайший смысл в исламе, и если мы обратимся к его лексическому смыслу и значению, то обнаружим, что оно происходит от слова «джахд» (دھجٌَْ), которое означает: «прикладывать все силы», «прикладывать все возможности и всю энергию для достижения чего-либо». В зависимости от контекста, это слово может означать: «такой-то утомил такого-то» или «такой-то приложил все свои усилия для достижения своей цели»1. Если мы приложим слово «джахд» к словам «аль-джихад» или «аль-муджахада», которые в арабском языке указывают на совершение действия двумя сторонами или совершение действия в ответ на действие противоположной стороны, то получим следующее значение: есть кто-то, кто прикладывает свои усилия и делает все возможное против тебя, а ты прикладываешь свои усилия и делаешь все возможное против этого. В арабском языке существует различие между словами, например: «фулян каталя фулян», т.е. «такой-то убил 1 Знающие арабский язык могут обратиться к «Лисан-аль-араб» и посмотреть статью, посвященную значению слова دھجٌَْ – прим. переводчика.
‐10‐ такого-то», и словами: «фулян кааталя фулян2» – «такой-то сражался с таким-то», ибо в первом случае говорится о том, что некто обнаружил другого и убил его, а во втором случае о том, что двое сражались друг с другом, каждый из них нападал и отражал атаки до победы одного из них. Аналогично и слово «джаахада» указывает на то, что есть другая сторона, которая нападает на мусульманскую умму, стремится ее уничтожить и создает невыносимые для жизни условия. Тогда мусульмане обязаны противостоять этому с помощью ответного, оборонительного джихада. Аллах Всевышний говорит: «О уверовавшие! Будьте терпеливы и запасайтесь терпением», при этом глагол «исбиру» означает, что человек должен терпеть все то, что с ним происходит. Однако глагол «саабиру» означает, что просто терпения недостаточно, а нужно запастись терпением в смысле того, что «вы встретите врага, который также будет терпеть, как и вы, поэтому вы должны запастись терпением и быть более терпеливы, чем ваш враг». Таким образом, в психологическом отношении слово «джаахада» означает взаимодействие с внешними факторами, а не просто действие, совершаемое одной стороной. Отсюда следует, что есть второе действующее лицо, с которым и происходит взаимодействие, то есть, человек защищает себя от его действий, особенно если речь идет о внешнем противостоянии. Что же касается значения, связанного с внутренней борьбой, то он заключает в себе борьбу с первым врагом человека – шайтаном, и джихад со своими страстями – 2 Здесь и далее две гласные буквы в слове из строчных букв используются для передачи протяжного арабского звука – прим. переводчика.
‐11‐ нафсом3, что психологически также подразумевает участие противоположной стороны, находящейся внутри нас, а именно — живого существа, нашего врага, который воздействует на наш нафс. Аллах, Пресвят Он и Превелик, в Своей Премудрой Книге указал нам сего врага – это шайтан. И, вне всякого сомнения, непрекращающийся джихад с врагом, постоянно подстерегающим человека внутри него самого, жестче и сложнее джихада с внешним врагом, который встречается иногда. Поэтому готовность к борьбе с внутренним врагом требует от нас неослабевающего терпения и упорства, постоянной готовности к его проискам, высокой степени выучки и знаний способов внутренней самозащиты. Слово «аль-джихад» в смысле обороны означает, что имеются, как минимум, две стороны, независимо от того, является ли вторая сторона внешней, например, при отражение агрессии врага, или же внутренней, например, при борьбе с происками Иблиса. При этом необходимо отметить, что борьба с внутренним врагом не менее необходима и не менее опасна, чем борьба с врагом внешним, более того – она трудна и непрерывна. Если от борьбы с внешними врагами зависят лишь временные успехи или трудности, то от борьбы с внутренним врагом – наша вечная участь. Однако, многие, говоря о джихаде, ограничивают это слово лишь значением сражения с внешним врагом, игнорируя основное и глубинное значение этого слова. Тем самым они искажают ниспосланный нам Аллахом смысл слова «джихад». 3 Арабское слово «нафс» означает самость человека, его «я», душу или же страстную часть души.
‐12‐ Одним из основных смысловых аспектов этого благородного слова, обозначающего поклонение Аллаху Всевышнему, является такие неотъемлемые качества джихада, как постоянство и непрерывность. Величайшая и сложнейшая задача нашего времени – представить молодому поколению мусульман ясную и полную картину джихада, показать всю глубину этого понятия, чтобы оно не искажалось, ограничивая себя приложением лишь к частным ситуациям внешней жизни в контексте войны. Мы говорим: даже если война и является одним из видов джихада, она является частным и преходящим обстоятельством, более того – это скорее исключение из правила, ибо война происходит только по определенным причинам, которых можно и нужно стараться избежать. При этом война и сражения с врагами должны происходить только по строго определенным правилам в социальном контексте и не должна быть результатом личного решения одного человека. Война влечёт за собой большие последствия для всех людей, и поэтому обязательно, чтобы решение вести войну было принято только теми правителями, кто имеет на это право и несет за это ответственность перед Господом миров и перед людьми, а не теми, кто просто лично желает вести борьбу со всеми, кто ему не нравится. Что касается внутреннего джихада с шайтаном в целях усиления достоинств своей личности, то последствия этой борьбы в виде победы или поражения ощущает только эта личность. Данное обстоятельство объясняется тем, что такой джихад – это приучение себя к подчинению Всевышнему и ослушанию Иблиса, первого врага человека, и особенностями такого джихада являются его непрерывность, постоянство и персональная ответственность. Все решения в личной сфере принимаются
‐13‐ самим человеком, а его последствиями могут быть развитие и рост, или же падение крепости внутри человека, при этом каждый человек сам пожинает плоды борьбы со своими страстями. Что же касается джихада с внешним врагом, то он относится к сфере общественно-политической ответственности, а не личной, поэтому необходимо следовать решениям знающих людей, алимов в этой области, а не мнениям, удобным для отдельных личностей. Вопрос о джихаде отнюдь не ограничивается только двумя рассмотренными выше направлениями джихада, а распространяется на многие сферы. Джихадом являются и такие виды деятельности, как искренний призыв к исламу в различных обществах, вклад в человеческую цивилизацию, открытия в научной или информационной сферах или в любой другой сфере деятельности, так как все они входят в понятие джихада и его истинной сущности. Скрытые последствия ошибок в широком понимании джихада Ошибка первая: утверждение о том, что право призвать к всеобщему джихаду принадлежит отдельным личностям в умме, и отказ от обращения к согласию учёных уммы. Прежде всего нам следует признать важность джихада как одного из установлений религии, а также согласиться с тем, что он не относится к сфере дел мирских, в которых можно было бы основываться на личных размышлениях, переживаниях или политической отваге, не опираясь на определённые религиозные правила. Более того, джихад – это сфера, прочно связанная как с судьбой человека в этом мире и в Жизни Вечной, так и с судьбой всего общества в
‐14‐ целом, ибо касается не отдельной личности, а всех людей вообще. Мы должны еще раз подтвердить эти принципы, так как являемся свидетелями событий, выходок и действий, осуществляемых под именем джихада, и это несмотря на нашу уверенность в том, что они не имеют к джихаду никакого отношения. Именно поэтому мы хотим рассмотреть понятие истинного джихада в контексте совершаемых сегодня ошибок и преступлений, дабы всё стало ясным, как день. Мы хотим сделать это для того, чтобы молодежь узнала: джихад не является каким-либо личным образом действий или поступком, а представляет собой поклонение, через которое человек приближается к своему Господу. Но человек приближается к Нему только в том случае, если это отвечает принципам искренности и соответствует Сунне Посланника Аллаха (с.а.в.), если совершает его только ради одного Всевышнего Аллаха, без привнесения каких-либо личностных интересов и придания Аллаху сотоварищей. К числу серьезных грехов и ошибок, которые совершают те, кто призывает к насилию, относится вверение вопроса о джихаде одному из них или невеждам из их среды, наделение его правом объявлять всеобщий джихад и отказ от обращения к согласованной позиции ученых. И это при том, что согласно установлениям шариата, рассуждения новообращённых мусульман о том, является ли джихад обязанностью или не является, относится к суждениям о воле Аллаха, а право таких суждений принадлежит только обладателям глубоких знаний и состоявшимся факихам, причем при согласии («иджмаа») их позиций. Поэтому тот, кто пренебрегает этими требованиями, совершает грех как в отношении самого себя, так и в отношении всех, кто за ним последовал.
‐15‐ Всевышний Аллах говорит: «Спросите людей Писания, если вы не знаете этого»4. также Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, предостерегая от фетв в религии без знаний, сказал: «Грех того, кто даст фетву, не обладая знаниями, будет соответствовать грехам всех, кто его фетве последовал»5. Мы видели, как сподвижники Посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, избегали давать фетвы и остерегались лишний раз высказываться по каким-либо вопросам. Так, Ибн Абу Ляйля говорит: «Я застал сто двадцать ансаров из числа сподвижников Посланника Аллаха, и бывало так, что кого-то из них спрашивали о чем-то, а он переспрашивал об этом другого, а тот следующего, и так вопрос возвращался к тому, кого спросили первым, и каждый из них, рассказывая хадис или отвечая на вопрос, желал бы, чтобы это сделал за него его брат»6. Так, когда аш-Ша’би задали какой-то вопрос, он ответил: «Я не знаю», и ему сказали: «Как тебе не стыдно говорить: «Я не знаю», когда ты – факих жителей Ирака?!». На что он ответил: «Но даже ангелы не постыдились сказать: «Мы знаем только то, чему Ты научил нас»7»8. Возможно, упомянутые выше достойные люди избегали давать фетвы по причине того, что хорошо знали о важности фетвы и ее последствиях, на что указал имам аш-Шафии, сказав: «Просящий фетву – больной, а дающий фетву – врач, и если он не является специалистом в медицине, он убьёт его»9. 4 Сура «Пророки», аят 7. 5 Этот хадис передали Абу Дауд (хадис № 3657) и Ибн Маджа (хадис № 53). 6 «نيعقوملا ملاعإ« ,4/201. 7 Сура «Корова», аят 32. 8 «نيعقوملا ملاعإ« ,4/201. 9 «هقفتملا و هيقفلا« ,2/199.
‐16‐ О, если бы дело заканчивалось только назначением лекарства! – Нет, это ведёт человека к гибели, и если кто-то укажет молодому человеку, не знающему условий, при которых осуществляется джихад, что джихад является персональной обязанностью, тот привел его к гибели. И кара Аллаха постигнет его независимо от того, знал он или же не знал, или думал, что поступает наилучшим образом. Это подобно человеку, который ничего не смыслит в медицине, но прилагает все усилия для того, чтобы подобрать лекарство, и убивает больного своим ошибочным старанием. Таково положение молодежи в наше время, и эта проблема связана не с искренностью намерений, а со знаниями, которые должны исходить из шариата и основываться на иерархии ценностей, показывающей нам возможную пользу либо вред, приоритет подходов первостепенной важности и понимание правильного подбора средств решения проблемы и возможных последствий применения данных средств. Ибн аль-Кайим ярко показал опасность издания фетв без достаточных знаний: «Они подобны тому, кто указывает всаднику путь, но сам не знает дороги, они подобны слепому, который указывает людям направление киблы, они подобны тому, кто не смыслит в медицине и лечит людей. Но нет, такие еще хуже всех их, вместе взятых, и если обладатель власти обязан запрещать лечить людей тому, кто не разбирается в медицине, то что же можно сказать о тех, кто не знает ни Корана, ни Сунны, и не разбирается в религии?!»10. В наше время мы видим, что те, кто вызывается давать фетвы, не имеют знаний в этой области, но еще более 10 «نيعقوملا ملاعإ« ,4/201.
‐17‐ удивительно то, что большинство молодых людей, дающих фетвы относительно джихада, имеют свидетельства лишь о светском образовании и не являются специалистами в области шариатских наук. Пределом их знаний в этой сфере является несколько прочитанных ими книг; и они не принадлежат к числу факихов, за которыми признается знание Корана и Сунны. Более того, некоторые из них отличаются высокомерием, доходящим до того, что они позволяют себе игнорировать мнения ученых в этой области, говоря о них, что эти люди отсиживаются в гостиницах, а не во рвах – как будто дела религии зависят от места, а не от понимания шариатских текстов! И если Имам аш-Шафии говорит такое о тех, кто спрашивает фетву о повелениях Аллаха в вопросах пятикратной молитвы и закята, то что же он сказал бы о тех, кто спрашивает фетву, а сам убивает и других, и самого себя, взрывает, разрушает и сеет опустошение, причем от имени всей мусульманской уммы? Мы пишем эти строки, с болью наблюдая за поступками молодых людей, которые совершают взрывы, воодушевляясь смертью на пути Аллаха, не зная того, что целью джихада является не смерть, а продолжение жизни с целью мирного призыва к исламу. Убитые не могут ни призывать, ни услышать призыв! И этот вопрос касается не только отдельных лиц, но и всей мусульманской уммы: вопрос джихада – это вопрос достижения стоящих перед уммой мирных задач. Так говорят мусульманские ученые, а не те, кто поддаётся стихийным эмоциям и, испытав внутреннее потрясение, поднимают лозунг джихада. Это могло бы быть еще допустимым, если бы касалось только одного человека, однако джихад в социальном измерении прочно связан с
‐18‐ интересами всей уммы и многими человеческими жизнями и судьбами; и ошибки в этом вопросе ведут всю умму к большой беде. Тех, кто дают фетвы с правом на кровопролитие, не имея на это права и преследуя личные, нередко корыстные цели, впадают в глубокое заблуждение и соблазняют других. Именно на это указал Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, сказав в достоверном хадисе: «Поистине, Аллах не забирает знание, лишая его Своих рабов, но Он забирает знание, забирая (из мира) обладателей знаний. Когда же Он не оставит (в живых) ни одного знающего человека, люди станут избирать себе невежественных руководителей и будут задавать им вопросы, а они станут выносить решения, не обладая знанием, в результате чего сами собьются с пути и введут в заблуждение других!»11. Почему фетвы людям относительно джихада и кровопролития могут давать только ученые? Во-первых: джихад – одна из актуальнейших проблем нашей действительности, и поэтому высказываться о нем может только тот, кто основательно подготовлен в вопросах шариата, хорошо владеет политической ситуацией и имеет представление о течениях в обществе, ибо только сочетание этих качеств делает человека способным правильно разобраться в ситуации. И потому важнейшая причина ошибок, трагедий и преступлений в наше время заключена в том, что руководство людьми, идущими на путь джихада, захватили неподготовленные к этому люди, и нет никого, кто бы мог противостоять им и положить этому конец. Во-вторых: факих, применяя теоретические правовые 11 Этот хадис передал аль-Бухари, № 100.
‐19‐ нормы шариата к реальному положению мусульман, рассматривает целый ряд важных и серьезных вопросов, заключение по которым могут дать только те, кто достиг степени иджтихада. Прежде всего, факих рассматривает наличие тех шариатских составляющих, с которыми Всевышний Аллах связал осуществление Своего повеления, и выбирает среди них наиболее подходящие для рассматриваемой им ситуации. В том случае, если для вынесения шариатского решения имеются все необходимые предпосылки, соблюдены все обязательные условия и устранены все возможные препятствия для его осуществления, факих рассматривает способность человека исполнить это решение. Именно на это указывает Ибн аль-Кайим, говоря: «Обязанность – это одно, а действительность – это другое, и факих — это тот, кто применяет обязанность к действительности в соответствии со своими возможностями, а не противопоставляет между обязанностью и действительностью, и для каждого времени есть своё шариатское решение»12. Таким образом, проблема связана не столько с текстом Корана или Сунны, сколько с возможностью применения Корана или Сунны к конкретной нынешней ситуации, ибо последняя должна быть очень подробно изучена с точки зрения аналогии с предыдущими шариатскими решениями, как и со всем комплексом причин и последствий принимаемого решения. И поэтому решение о возможности объявления джихада является весьма трудным делом даже для настоящих специалистов по фикху, ибо они нуждаются в достоверных знаниях других наук по рассматриваемой ситуации и должны 12 «نيعقوملا ملاعإ« ,4/203.
‐20‐ доказать наличие полной аналогии с предыдущими ситуациями объявления джихада, а что говорить о тех, кто вообще не является специалистом в данной сфере! Тем более, что после рассмотрения возможности применения определенного шариатского решения в данной ситуации необходимо просчитать последствия такого решения с точки зрения участи мусульман, всей уммы, всего общества и всех созданий Аллаха. При установлении неизбежности вредных последствий джихада даже при наличии других оснований положительное решение будет неправомерным, ибо последствия будут противоречить самой цели и сути джихада! Факих рассматривает конкретную ситуацию для того, чтобы узнать, является ли джихад необходимостью в данном случае или нет, дабы выбрать решение, соответствующее именно этой ситуации. Имам аш-Шатыби говорит по этому поводу: «Первым условием достижения степени иджтихада является всесторонне понимание целей, которые ставит перед собой шариат, а вторым и последним условием является способность самостоятельно выводить шариатские правовые нормы, основываясь на своём понимании»13. Таким образом, неспособность ученого к пониманию целей шариата с точки зрения интересов людей в близкой и в далёкой перспективе является одной из величайших причин того, что ученый сбивается с пути истины. Имам аш-Шатыби сказал: «Наибольшую ошибку ученый совершает, когда он не способен принимать во внимание цели шариата в вопросе, в котором он занимается иджтихадом»14. Таким образом, отсутствие этого обязательного условия у муфтия – а именно, неспособность к оценке 13 «تاقفاوملا« ,4/106. 14 «تاقفاوملا« ,4/170.
‐21‐ действительности и реального состояния людей, непременно приведёт к деградации как его самого, так и тех, кому он эти фетвы давал. Именно поэтому существует необходимость изучения ситуации в стране, для которой выносится фетва, а также того, к каким последствиям это может привести. Необходимо знать и положение ее жителей, их особенности и проблемы. Отсюда следует, что категорически недопустимо выносить безосновательные или, не соответствующие вышеназванным условиям фетвы, и такие факторы, как социальная, политическая и географическая составляющие обязательно должны учитываться при вынесении фетвы. Именно об этом говорит и Ибн аль-Кайим: «Нужно знать людей, и это величайшая милость, в которой нуждается муфтий и судья; и если он не смыслит в этом, не смыслит в повелениях и запретах и применяет эти повеления и запреты к людям, то он принесет больше вреда, чем пользы. Так, если он не смыслит в повелениях и не понимает людей, то злодей может предстать перед ним в образе угнетённого или, наоборот, правый – в образе неправого, а тот, кто обращается за помощью, может показаться агрессором и мошенником. Также лицемер может предстать перед ним в образе праведника, и этот человек в силу своего незнания людей, их положения, обычаев и традиций не сможет отличить одного от другого»15. Более того, иногда такой человек может использоваться врагами ислама, использующими его эмоциональную реакцию на политические события в своих целях. 15 «نيعقوملا ملاعإ« ,4/188.
‐22‐ Таким образом, процедура вынесения решения в вопросах джихада – весьма нелегкое дело, и заниматься этим не вправе энтузиаст, желающий джихада на пути Аллаха лишь потому, что он искренен в своем желании. Ибо вопрос объявления джихада зависит не столько от личной искренности, сколько от научного установления возможности применения конкретных шариатских текстов к конкретной сегодняшней ситуации, а также к установлению соответствия предполагаемых действий основополагающим целям шариата. Эти цели шариата должным образом может знать только специалист, боящийся Аллаха в вынесении решения, так как в Судный День он будет об этом спрошен. С этого пункта мы и начнём исследовать виды ошибок, связанных с понятием джихада, ибо мусульманская молодёжь стала использовать этот термин ошибочно, не зная относящихся к нему шариатских правовых норм. Ошибка вторая: использование выражения «война на пути Аллаха» в отношении взрывов. Многие молодые люди ошибочно полагают, что кровопролитие и убийство будто бы являются «войной на пути Аллаха». Поэтому мы должны начать наше исследование с вопроса, насколько правомочно вообще считать любое насилие одним из основополагающих принципов джихада. А после этого мы сможем оценить поведение людей в джихаде, исходя из критериев шариата. Такой подход позволит нам предоставить человеку предельно ясную картину происходящего, исказить которую может только следование собственным страстям. Что касается сторонников абсолютного запрета джихада, то они рассматривают только саму правовую
‐23‐ норму, подгоняя ее под свои личные политические цели. Мы же стараемся анализировать возникающие ситуации и разъяснять людям истину о джихаде, дабы они не совершили запретного, ошибочно полагая, что поступают правильно. Являются ли акты насилия и безрассудства, совершаемые радикалами, одним из видов джихада на пути Аллаха? Джихад на пути Аллаха считается одним из видов поклонения Всевышнему, и разве кто-то спорит относительно достоинств джихада? Когда к Посланнику Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, пришел человек, и спросил: «Укажи мне на какое-либо деяние, равноценное джихаду на пути Аллаха», он ответил: «Я не знаю такого». Затем Пророк (с.а.в) спросил: «Можешь ли ты в то время, когда муджахид вышел на путь Аллаха, войти в свою мечеть и встать на молитву, так, чтобы твои ноги не уставали, и поститься, не прерывая свой пост?», и этот человек сказал: «Но кто способен на такое?»»16. Текст данного хадиса свидетельствует о том, что джихад на пути Аллаха – это не только сражение с агрессором. То есть, понятие «джихад» на самом деле намного шире. Понятие джихада является одной из шариатских правовых норм, из чего следует, что должны иметь место соответствующие причины и условия для него, строго соблюдаться определенные шариатом принципы и исключаться все возможные негативные последствия. Источником джихада не могут быть 16 «نيعقوملا ملاعإ« ,4/188.
‐24‐ воодушевлённые собрания людей, гневные революции или субъективные желания тех, кто отважился на авантюру – источником может быть только Откровение Аллаха, и только в случае соответствия ему мы сможем назвать определенные действия джихадом. Джихад – это не инструмент вымещения личного гнева или избавления от политических или национальных потрясений и тому подобного. Несоблюдение одного из обязательных шариатских условий в целом или в конкретной ситуации делает недействительным любое действие из предписанного Всевышним, в том числе и джихад17. Из этого следует, что при несоблюдении шариатских условий и предписаний действия, претендующими быть джихадом, переходят из категории настоящего священного джихада в категорию греховного кровопролития, не имеющего к установленному шариатом джихаду абсолютно никого отношения. Нас интересует не квалификация этих действий в сфере политики – это сфера других наук, а только разъяснение истины о подлинном джихаде, дабы уберечь наших молодых людей от страшного греха и сохранить их для тех дел, несут благо мусульманам и всему обществу и вызывают довольство Всевышнего. Как раз об этом и говорит Ибн аль-Кайим: «Шариат, прежде всего, основан на шариатской правовой норме и интересах людей как в этой жизни, так и в Жизни 17 То есть, например, несоблюдение такого обязательного условия молитвы как омовение, или несоблюдение времени законности совершения молитвы делает молитву недействительной – прим. переводчика.
‐25‐ Вечной, и именно поэтому шариат – это абсолютная справедливость, позволяющая соблюсти абсолютно все интересы, и это — абсолютная мудрость»18. Каждый из тех, кто задумается над этими словами, поймет важность того, что действия и правовые нормы шариата всегда должны определяться по их соответствию целям нашей религии в целом и в каждой конкретной ситуации, и только в этом случае деяния и правовые нормы можно будет считать шариатскими. Определение стратегических и тактических целей, их уточнение и установление соответствия правовым нормам шариата является сферой деятельности алимов – обладателей знания, а не первого встречного или тех, кто думает о себе, что он занимается иджтихадом. Если вопрос связан с религией, обращение к алимам является религиозной обязанностью верующего, и вопрос о шариатских условиях джихада не входит в компетенцию воинов, как об этом заявляют некоторые в своём юношеском порыве. Таким образом, если цель джихада не соответствует стратегическим целям шариата, то поступок становится недействительным в качестве акта поклонения, и человек не получит вознаграждения в свою книгу деяний, так как его действия не соответствуют условиям, предъявляемым к поклонению. Поскольку джихад на пути Аллаха является шариатской нормой, то на него распространяются следующие принципы: – как и в отношении любой шариатской нормы, в отношении джихада действуют пять шариатских категорий: ваджиб, мустахабб (или, по-другому, сунна), харам, макрух и 18 «نيعقوملا ملاعإ« ,3/3.
‐26‐ джаваз (или мубах). Таким образом, джихад не может оцениваться только с точки зрения «правильно или неправильно», «белое или чёрное», а должен рассматриваться с точки зрения всего спектра шариатских норм, выводимых из Корана и Сунны сообразно обстоятельствам; – объявление о начале джихада правомерно лишь при наличии целого ряда условий, которые делают джихад дозволенным. Это наличие законной шариатской причины для объявления джихада, соблюдение необходимых предварительных условий начала джихада и отсутствие препятствующих факторов. Отсутствие хотя бы одного из этих условий является препятствием для объявления джихада и выводит его из категории религиозной обязанности; более того, это может сделать объявление джихада запретным, харамом. И нужно помнить о том, что Всевышний Аллах запрещает проливать кровь, совершать самоубийство или убивать ни в чём не повинных людей под прикрытием лозунгов о джихаде; – в отношении джихада действует очень известный шариатский принцип: «Аллах установил нормы шариата, и Он же установил нормы, отменяющие или приостанавливающие их действие»19, и поэтому в одних ситуациях Аллах предписал джихад, а в других – установил нормы, которые отменяют его действие. Таким образом, осуществление взрывов, убийства и кровопролития ни в какой ситуации не может считаться джихадом на пути Аллаха, и не имеет значения, происходит ли все это в мусульманских странах или в немусульманских, так как вопрос касается человеческих жизней, которые Аллах сделал запретными, так что лишить человека жизни можно не иначе, как согласно праву. 19 «يفارقلل قورفلا« ,1/76.
‐27‐ Указанное право не является чьим-либо частным мнением или точкой зрения: оно может быть установлено только обладателем шариатских знаний в этой области, чтобы действия соответствовали шариатским правовым нормам, а не являлись последствиями каких-либо политических и любых иных субъективных усилий. Исходя из вышесказанного, мы утверждаем, что взрывы и насилие, совершаемые радикалами, не могут называться джихадом по следующим причинам. Первая: потому, что эти действия влекут за собой губительные последствия и вред людям. Это объясняется тем, что джихад был предписан для достижения великих целей, которые перечислил доктор Али Джума: отражение агрессии и защита жизни, обеспечение возможности свободно исповедовать и проповедовать ислам, обеспечение возможности для притесняемых принять ислам, требование соблюдения отнятых неотъемлемых прав, защита истины и справедливости20, защита ислама и мусульман. Если джихад лишится этих целей, или если негативные последствия осуществления джихада превзойдут ожидаемую пользу, например, если они приведут к убийству тех, кто получил от мусульман гарантии безопасности, к агрессии против мирных жителей, то такой джихад утратит свою законную основу. Более того, он перестанет считаться джихадом как таковым по причине своего несоответствия тем целям, для которых он был установлен Всевышним. Аль-Изз бин Абдуссалям говорит: «Любое действие, неспособное привести к той цели, ради которой оно совершается, становится недействительным». И здесь мы ещё раз хотим подчеркнуть, что смерть сама по себе не 20 «نيدباع نبا ةيشاح« ,4/124.
‐28‐ является целью джихада, и джихад не предписывался для того, чтобы люди умирали на пути Аллаха. Наоборот, джихад был предписан с целью достижения стратегических целей религии Всемогущего, и поэтому, если кто-то объявляет свои действия джихадом, желая умереть на пути Аллаха, но его действия приводят преимущественно к отрицательным последствиям, то эти действия нельзя считать джихадом. Имам аш-Шатыби говорит: «Общеизвестно, что положения шариата были установлены для пользы людей, и в этой связи все деяния будут оцениваться именно с этой точки зрения, потому что именно это было целью Всевышнего. Поэтому, если какое-либо действие внешне и внутренне соответствует тем целям, для которых оно было установлено, то всё в порядке, но если же оно соответствует им внешне, а внутренне противоречит смыслу самого предписания, то это действие неправильно и, согласно шариату, незаконно. Это объясняется тем, что действия, предписанные шариатом, не являются целью сами по себе, а совершаются для других целей, в которых и заключено их предназначение»21. Именно поэтому в шариате существует четкое и точное установление целей и последствий действий с точки зрения их шариатского предназначения, и право на это установление предоставляется не всем, а только подготовленным специалистам – алимам, обладателям знаний в шариатских науках. Шейх Ибн Таймия говорит: «Если возможные польза и вред от какого либо действия равны друг другу, или польза и вред противоречат друг другу, то нужно смотреть на 21 Али Джума, «Джихад в исламе», стр. 15.
‐29‐ конкретные повеления и запреты… Если утрата пользы или вред окажутся больше, то тогда это действие не относится к разряду предписанных. Более того, такое действие является запретным в том случае, если вред от него превышает пользу». Приводя слова Ибн Таймии в качестве аргумента, мы еще раз хотим указать на запретность джихада в тех случаях, когда его результатом является вред, превышающий ожидаемую пользу. И этот вопрос не приемлет споров или дискуссий, так как это один из важнейших шариатских принципов, мнение по которому могут высказывать только люди, имеющие основательные знания в исламе. Ибн аль-Кайим говорит: «Любое дело, которое превратилось из справедливости в тиранию, из милости – в ее противоположность, из пользы – во вред, из мудрости – в забаву, перестает иметь отношение к шариату, даже если его пытаются ввести в него с помощью какого-либо толкования»22. Мы приводим эти слова, ощущая горечь происходящих событий, так как для многих молодых людей джихад на пути Аллаха превратился в смерть, следствием чего в этой жизни является вред, который они сами уже не видят. Вторая: противоречие подобных действий целям призыва людей к исламу и наставления их на истинный путь. Призыв к Аллаху и наставление человечества на истинный путь является одной из важнейших и основополагающих целей религии; и война в исламе была предписана только в качестве средства, которое должно служить защите от агрессии врагов. Согласно принципам шариата, призыв к истине важнее 22 «نيعقوملا ملاعإ« ,3/3.
‐30‐ войны, и все факихи единодушны в том, что если кто-то просит мира с тем, чтобы послушать Коран, ему обязательно следует предоставить гарантии безопасности; более того, убивать такого человека или сражаться с ним является запретным, чтобы он получил возможность услышать слово Аллаха. Так, Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, приказал не убивать Абдуллу бин Убайа бин Салуля23, опасаясь того, что его убийство может стать препятствием для распространения ислама. Этот и другие примеры свидетельствуют о том, что наставление людей на путь истины – и есть высшая цель, и что призыв к Аллаху важнее войны или сражения. Таким образом, если акты насилия противоречат призыву людей к исламу и влияют на их отношение к нему или, более того, ведут к не тем результатам, которые от них ожидаются, а к противоположным, то подобные действия полностью утрачивают законность с точки зрения шариата. Как говорит аль-Изз бин Абдуссалям: «Любое действие, не способное привести к той цели, ради которой оно совершается, теряет свое значение». Возможно, что Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, прожил в Мекке 13 лет, призывая людей к исламу, и ни разу даже словом не призвал к оружию, также является свидетельством того, что призыв людей к исламу важнее войны с ними. Как передаёт Ибн Исхак, Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: «Принятие ислама одним 23 Абдулла бин Убай бин Салуль – один из известнейших лицемеров Медины – прим. переводчика.
‐31‐ человеком я предпочитаю убийству тысячи неверных»24. – Насколько же ясным аргументом это изречение должно служить всем, кто желает нести истину людям и зарабатывать великую награду Аллаха, и насколько ясно, что путь к этому связан со спасением людей и призывом их к пути совершенствования, а не с их убийством, ибо в хадисе проводится прямое сравнение между принятием человеком ислама или убийством тысячи неверных! Война была предписана не ради самой войны, а для защиты, и ислам – это религия милости, а не религия карающего меча, и Всевышний Аллах направил Своего Посланника в качестве милости для всех миров, а не только для мусульман. Ибн Таймия говорит: «Когда в противоречие вступают две обязанности, и их невозможно объединить, то предпочтение отдаётся важнейшей из них, и в этой ситуации вторая перестаёт быть обязанностью. Тот же, кто оставит одну обязанность по причине совершения более важной обязанности, в действительности не будет считаться оставившим обязанность»25. Ошибка третья: по мнению невежд, джихад – это цель, а не средство. Одной из крупнейших богословских ошибок тех, кто призывает к насилию, является их убеждение в том, что джихад является сам по себе целью, а не средством. Очевидно, что подобные убеждения влекут за собой целый ряд негативных последствий. Они совершают действия без оценки того, позволяют ли эти действия достичь предписанных положительных результатов и не будет ли предполагаемая польза 24 «يزاغملا باتك يرابلا حتف». 25 «ىواتفلا عومجم« ,4/321.
‐32‐ перечеркнута негативными последствиями. Так, смерть не является целью джихада так же, как и война сама по себе не является его целью, и потому в любом случае войну необходимо оценивать по тем последствияь, к которым она может привести в краткосрочной или долгосрочной перспективе. Тот, кто устремился к смерти, не зная о последствиях, к которым приведет его решение, отошел от истины. Необходимо тщательно рассмотреть вопрос о том, что джихад является средством, а не целью, чтобы мусульмане стали ясно понимать свою религию. Итак, мы ставим вопрос: джихад на пути Аллаха – это цель или же средство? Тот, кто внимательно изучит шариатские тексты, обнаружит, что каждое шариатское доказательство, связанное с джихадом, тесно увязывает его с тем, что это должно быть «на пути Аллаха» А последнее, в свою очередь, является доказательством того, что джихад входит в категорию методов и средств, а не целей и задач. К числу подобных доказательств относятся слова Всевышнего: «Верующими являются только уверовавшие в Аллаха и Его Посланника, не испытывавшие потом сомнений и сражавшиеся на пути Аллаха своим имуществом и своими душами»26. Также к ним относится и высказывание Посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует: «Поистине, в Раю есть сто степеней, которые Аллах уготовил тем, кто вел джихад на пути Аллаха, и между каждой из ступеней и последующей расстояние, как между небом и землей»27. Кроме того, каждый, кто обратится к биографии 26 Сура «Комнаты», аят 15. 27 Этот хадис передал аль-Бухари, хадис № 2790.
‐33‐ Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, обнаружит, что джихад для Посланника Аллаха (с.а.в.) не был целью, и одним из подтверждений этому служит договор, который он заключил в Медине с иудеями. Также к числу доказательств относится и тот факт, что Пророк (с.а.в.) обратился к Аллаху с молитвой за племя Бану Сакиф и просил наставить их на истинный путь, но не проклинал их и, вернувшись, не стал сражаться с ними. Об этом говорится и у Ибн аль-Кайима: «Если имам окружил крепость, но не смог захватить ее, и если он посчитает, что мусульманам полезнее будет отступить от нее, то он не обязан продолжать осаду, и ему разрешается отказаться от осады этой крепости. Таким образом, он обязан продолжать осаду только в том случае, когда ожидаемая польза этого преобладает над возможными негативными последствиями»28. Таким образом, джихад является средством достижения цели, а не самой целью, у него имеются свои задачи, определенные для него шариатом, и эта истина опровергает заблуждения тех, кто считает джихад целью. Аяты Корана о джихаде определяют цель джихада и указывают на его задачи. Поэтому, разъясняя цели джихада, мы хотим подчеркнуть, что установление наличия условий для джихада зависит от возможности достижения тех задач, для которых он был установлен. К числу этих задач относятся: – защита от несправедливости, отражение агрессии и защита единства уммы: «Дозволено сражаться тем, против кого сражаются, потому что с ними поступили несправедливо. Воистину, Аллах способен помочь им»29; 28 «داعملا داز« ,2/199. 29 Сура «Хадж», 39.
‐34‐ – защита от нападения и защита жизни: «Сражайтесь на пути Аллаха с теми, кто сражается против вас, но не преступайте границы дозволенного»30; – подавление смуты и расколов внутри мусульманского государства: «Сражайтесь с ними, пока не исчезнет искушение, и пока поклонение не будет полностью посвящено Аллаху»31; – спасение слабых и помощь притесняемым верующим: «Отчего вам не сражаться на пути Аллаха и ради слабых мужчин, женщин и детей, которые говорят: «Господь наш! Выведи нас из этого города, жители которого являются беззаконниками»»32; – защита религии от тех, кто хочет ее уничтожить насильственным путем: «Если же они нарушат свои клятвы после заключения договора и станут посягать на вашу религию, то сражайтесь с предводителями неверия»33. Чем важно доказательство того, что джихад есть средство, а не цель? Если мы оставим молодежь с убеждением, что джихад – это цель, а не средство, то она будет считать запретные и преступные действия не запретными и не преступными, так как цели и стремления не могут быть отнесены к категории запретного. Если же мы сумеем доказать, что джихад – это средство, то у нас будет право объявлять о запретности джихада в том случае, если это средство не ведет к поставленным целям, или оно перестало соответствовать предъявляемым к нему условиям. 30 Сура «Корова», аят 190. 31 Сура «Добыча», аят 39. 32 Сура «Женщины», аят 75. 33 Сура «Покаяние», аят 12.
‐35‐ Истинные цели должны достигаться непременно; что же касается средств, то в ряде случаев они могут становиться запретными в зависимости от условий и результатов. Необходимо доказать, что джихад – это средство, ибо как только достигается поставленная цель, отпадает надобность в использовании средства. Это означает, что если в какой-то стране распространилась религия ислам, то джихад здесь абсолютно неправомерен, так как его возможная цель – защита религии от попытки ее уничтожения – уже достигнута. Необходимо доказать, что джихад – это средство, а не цель, ибо даже для одной цели существуют разные средства. И если мы сможем сказать молодым людям, что существует другое средство, позволяющее достичь цели, которую ставит перед собой джихад, то в таком случае джихад может оказаться запретным. И имеем ли мы право игнорировать пример Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, который вел джихад с племенем Бану Сакиф, но обратился с молитвой за них ко Всевышнему, и они пришли к нему сами и приняли ислам? Вот доказательство того, что шариат не устанавливал джихад в качестве единственной нормы отношений между мусульманами и немусульманами, и существуют также другие нормы: мир, временное перемирие или взаимопомощь и взаимодействие. Высказывания ученых, свидетельствующие о том, что джихад – это средство, а не цель. Аль-Изз бин Абдуссалям говорит: «То, что Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, сделал джихад следующим после веры, означает не то, что джихад важен сам по себе, а то, что он обязателен в качестве одного из средств»34. 34 «مانلأا حلاصم يف ماكحلأا دعاوق« ,1/45.
‐36‐ Также аль-Изз бин Абдуссалям сказал: «Если кто-то скажет: «Джихад – это разрушение и убийство, уничтожение селений и имущества», но вместе с тем это поклонение Аллаху», то мы ответим: «Джихад является поклонением не потому, что это разрушение, а является таковым в силу того, что является средством для пресечения различных негативных явлений и достижения благ»»35. Таким образом, джихад – это не энтузиазм, а закон, которому нужно следовать и подчиняться. Это цели, к которым следует идти, и как только цели были достигнуты, то все средства, с точки зрения шариата, становятся недействительными, и их использование становится запретным. Дальнейшей обязанностью является поиск других средств достижения цели, и мы займёмся рассмотрением этого, так как видим, что молодежь вдохновлена идеями, которые носят название «джихадистские». Мы хотим от них прозрения, дабы они ясно представляли себе религию Аллаха, подчинились ей и соблюдали границы, ею установленные, а не следовали заблуждению, даже если это и сопровождается искренними намерениями. Ошибка четвертая: цель джихада ограничивается смертью в качестве шахида. Немало молодых людей, решившихся на осуществление актов насилия, полагают, что они станут «шахидами на пути Аллаха», ибо такой статус заключает в себе великую награду и большое вознаграждение. Многие из них считают, что вообще цель войны в том, чтобы стать шахидом, при этом они ссылаются на следующие доказательства: аяты, в которых рассказывается о высокой степени 35 «مانلأا حلاصم يف ماكحلأا دعاوق« ,1/132.
‐37‐ шахида: «Воистину, Аллах купил у верующих их жизнь и имущество в обмен на Рай. Они сражаются на пути Аллаха, убивая и погибая»36; высказывание Посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует: «Никто из тех, кто вошел в Рай, не желает возвратиться в этот мир за тем, что у него было на этой земле, кроме шахида, который желал бы вернуться в этот мир и быть убитым еще десять раз, так как это даёт ему высокую степень»37; история о Асыме бин Сабите, который, будучи окружен многобожниками, сказал: «Что касается меня, то я не буду сдаваться на милость неверного», и погиб вместе с другими семью мусульманами. Никто не оспаривает достоинство степени шахида, павшего на пути Аллаха, это зафиксировано в нашем шариате и Сунне, однако нельзя говорить о намерении пасть шахидом, если это противоречит основным целям джихада, так как шариат установил, что приоритет отдается общественным или общим интересам перед частными. Шариат никогда не поддержит человека, который стремится пасть шахидом, не задумываясь о том, к каким отрицательным последствиям это приведет, и какие огромные беды постигнут его страну и его народ. Согласно основополагающим принципам шариата, устранение вреда имеет больший приоритет по сравнению с получением пользы. Джихад – это не отвага молодых людей, а поклонение, которое приближает к Всевышнему Аллаху в соответствии с Его установлениями. И эти установления 36 Сура «Покаяние», аят 111. 37 Передал аль-Бухари, хадис № 36.
‐38‐ должны определять обладатели знаний в области шариатских наук, а не «муджтахиды» из числа молодых людей, отвага которых не может заменить собой знания шариата. Джихад – это поклонение, а это значит, что любой его аспект четко регулируется шариатом, который разъясняют ученые применительно к конкретной ситуации. Поэтому недопустимо искать возможности пасть шахидом, исходя из личностных побуждений! Кроме того, человек не вправе за Аллаха решать вопрос о длине своей земной жизни. Ибн Таймия говорит: «Благое деяние может быть оставлено в двух ситуациях: если это благодеяние может привести к утрате чего-либо лучшего или если это благодеяние повлечет за собой последствия, вред от которых превысит пользу от данного благодеяния»38. Ибн Нуджэйм аль-Ханафи говорит: «Предотвращение вреда важнее получения пользы; поэтому, если возникает противоречие между предотвращением вреда или получением пользы, то чаще всего следует предпочесть избежать вреда, так как забота, которую шариат уделяет соблюдению запретов, превышает заботу, которую он уделяет исполнению повелений»39. Таким образом, мусульманин обязан стремиться к тому, что будет полезно для него самого и для его уммы, помня слова Посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует: «Нельзя причинять вред себе и нельзя отвечать вредом (на вред)»40. Никто не требует от мусульманина смерти, независимо от того, к каким последствиям эта смерть приведет, и очень большое внимание уделяется взаимосвязи между 38 «ىواتفلا عومجم« ,20/53. 39 «اظنلا و هابشلأارئ« ,96. 40 Это хадис передал Ибн Маджа (№ 2340).
‐39‐ действиями отдельной личности и их последствиями для всех мусульман, так как это обусловлено требованием достижения целей джихада. Ибн Таймия говорит: «Всевышний приказал человеку совершать то, что заключает в себе пользу для самого человека и для всех мусульман»41. Что касается ссылки на историю с Асымом бин Сабитом, то она не может служить доказательством того, что смерть в качестве шахида является целью, так как Асым оказался в ситуации, когда его однозначно ожидала смерть, и он должен был либо сражаться, либо сдаться в плен, и все равно был бы убит в дальнейшем. Тем самым, для него результат все равно был одинаков, и поэтому для него не было смысла пытаться сохранить себе жизнь, а его смерть не могла повредить другим. Что же касается молодого человека в наше время, то он не находится в таком положении, как Асым. Более того, если его жизнь может принести большую пользу всем мусульманам, так как с его помощью Аллах дает жизнь мертвому обществу, пробуждает сердца, пребывающие в неведении. Здесь следует вспомнить слова одного из проповедников: если кто-то обратится к сегодняшней умме с призывом к джихаду, позвав «умереть на пути Аллаха», то ему ответит, наверное, миллион мусульман или больше, желая умереть таким образом. Но если кто-то обратится с призывом к людям жить ради этой же религии, то на призыв откликнутся лишь немногие. Итогом призыва к джихаду является не смерть, а процветание людей и религии, и джихад в исламе не ограничен только понятием сражения, хотя война и 41 « ةنسلا داھنم-ىواتفلا عومجم « ,2/245.
‐40‐ является одной из форм джихада. Более того, врата джихада открыты для человека всегда, и терпение в джихаде с собственными страстями – очень трудное дело, однако это является обязанностью человека-мусульманина. Существует бесчисленное множество других различных врат джихада, но все они требуют огромного терпения и выдержки ради того, чтобы слово Аллаха возвысилось среди людей, что же касается смерти, то это – всего лишь один из видов джихада. В этой связи нам не следует помнить о такой ошибке, как сужение широкого понятия джихада. Ошибка пятая: ограничение понятия «джихад» войной. Одной из серьезнейших проблем современности является то, что значение понятия «джихад» было искажено, и его стали понимать очень узко, ограниченно, как это произошло, увы, и с некоторыми другими понятиями в исламе. Например, поклонение – это все то, что любимо Аллахом, и что вызывает Его довольство, но люди ограничили его значение, и для многих оно стало ограничиваться лишь пятикратной молитвой, постом и хаджем, несмотря на то, что понятие «поклонение» намного шире. То же самое произошло и с понятием «джихад», ибо многие стали видеть в джихаде только войну, тогда как война — это всего лишь одна из форм джихада. А в нашу эпоху произошло понятие «джихад» еще более сузилось.Более того, многие молодые люди стали думать, что джихад ограничен только какой-то определенной страной. Когда кто-то задаёт вопрос: «Какова правовая оценка джихада?», он уже совершает большую ошибку, ибо по сути его вопрос звучит так: является ли джихад в некоторых
‐41‐ мусульманских странах персональной обязанностью каждого мусульманина или же это обязанность коллективная? Эта ошибка проистекает из укорененности в сознании ложного представления, что джихад происходит только в этой конкретной стране и всё, однако понятие джихада намного шире! Суженное восприятие джихада ведет к неоправданному ограничению образу действий мусульманина – только к войне, и приведенный выше вопрос не выходит за рамки понятия войны, причем ограниченной какой-либо отдельной страной. Таким образом, получается, что мусульманин, поддаваясь необузданным душевным порывам, обязан защищать «земли мусульман» везде, не принимая во внимание разницу в обстоятельствах, связанных с войной в том или ином месте, и игнорируя возможность использования иных средств достижения той же цели посредством взаимодействия с институтами государства и участия в общественной жизни. Такое восприятие имеет подпитку в молодежной среде у тех, кто общается с людьми, не желающими слушать никого, кроме себя и себе подобных. Однако такое восприятие является грубым искажением картины мира и заблуждением в шариатских вопросах. Понятие джихад имеет много разных значений. Согласно шариату, понятие джихада имеет гораздо больше значений, чем только война и кровопролитие, и это подтверждается многими доказательствами, в том числе: – как передает Анас, да будет доволен им Аллах, пророк, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: «Ведите джихад с многобожниками своим имуществом, своими жизнями и своими языками»42. Формы джихада, упомянутые в данном хадисе, 42 Передал Абу Дауд (хадис № 2504).
‐42‐ различны, и понятие джихада не ограничивается только войной, а распространяется на имущество и на слова человека, вне зависимости от того, как это происходит: через средства массовой информации или прямой призыв к Всевышнему Аллаху. Таким образом, джихад не ограничен только одной формой, которой люди обязаны следовать; – как передает Абу Саид аль-Худри, да будет доволен им Аллах, какой-то человек спросил Посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, о джихаде, и он ответил: «Лучший джихад – справедливое слово, сказанное перед несправедливым правителем»43. Этот хадис вообще не упоминает о войне, ибо Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, определил джихад как «справедливое слово, сказанное перед несправедливым правителем»; – как передает Абу Хурайра, да будет доволен им Аллах, Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: «Тот, кто расходует на вдов и бедных, подобен муджахиду на пути Аллаха», и я также думаю, что он сказал «и тому, кто всегда стоит на молитве и постится, никогда не прерывая свой пост»»44. Этот хадис является благой вестью Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, тем, кто занимается благотворительностью, освобождает людей от забот и входит в их положение и делает благотворителей равными с теми, кто ведет справедливую войну с врагами; – как передает Ибн Умар, да будет Аллах доволен им, к Посланнику Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, пришел какой-то человек, и попросил разрешения участвовать в джихаде, но Пророк (с.а.в.) 43 Передал аль-Бухари (хадис № 2785). 44 Передал аль-Бухари (хадис № 6007).
‐43‐ спросил его: «Живы ли твои родители?». Когда тот ответил: «Да», Пророк сказал: «Вот и совершай джихад (ухаживая) за ними)»45. В этой связи большое удивление вызывают молодые и люди и их энтузиазм, который толкает их уходить на войну без согласия родителей, и они считают, что совершаемые ими действия совершаются ради довольства Всевышнего Аллаха. Вышеприведенные хадисы указывают на то, что кроме джихада с оружием в руках неотъемлемыми видами джихада является джихад имуществом и языком, а также джихад в служении своим родителям для того, чтобы они не остались без должного ухода. Таким образом, виды джихада могут различаться в зависимости от того, с каким противником сталкивается человек. Также к числу доказательств того, что джихад — это более широкое понятие, чем война, относятся и слова Всевышнего: «Приготовьте против них, сколько сможете, силы и боевых коней, чтобы устрашить врага Аллаха и вашего врага, а также тех, которых вы не знаете, но которых знает Аллах»46. В этом аяте речь идет скорее о том, что в наш век назвали «холодной войной» или даже «информационной войной», то есть, борьбой с противником, но без применения оружия и кровопролития. Здесь задействованы экономические и общественно-политические силы и механизмы, которые выступают альтернативным средством джихада по отношению к «обнажению мечей». Джихад в своей основе является коллективной обязанностью, которая переходит в категорию 45 Передал аль-Бухари (хадис № 3004). 46 Сура «Добыча», аят 60.
‐44‐ персональной обязанности только в определенных ситуациях, и это означает, что умма в большей степени должна заниматься таким джихадом, который позволяет ей выстроить свою крепость изнутри, что требует продолжительного времени. Но это – фундаментальная работа, которая позволяет достичь целей джихада спокойным и основательным путем. Однако суть не в скорости, а в соразмерности темпа и роста собственного потенциала. И даже если человек не видит явно результатов своих усилий в умме, в которой он стремится укреплять свою религию, он может быть уверен, что движется на пути Аллаха наилучшим образом! Ошибка шестая: убеждённость радикалов в том, что джихад на пути Аллаха является религиозной обязанностью в любом случае, несмотря на любые возможные негативные последствия. Эта ошибка – крупнейшее из того, что обольстило современную молодежь, ибо многие убеждены в том, что Аллах якобы предписал джихад без привязки к какой-то определенной пользе, и потому совершают взрывы и убийства, не обращая внимания на то, к каким негативным последствиям это приводит, в том числе и для мусульманской уммы и ее дела ее проповеди в обществе. Они подбадривают друг друга, ища смерти на пути Аллаха, как будто бы именно смерть сама по себе является целью джихада, но это не так. Смерть (но не самоубийство) – всего лишь одно из возможных средств для достижения цели, и если эта цель не была достигнута, то использование джихада как средства будет неправильным. Эти молодые люди не понимают великой цели, ради которой был установлен джихад – укрепление религии и единение верующих. Война является религиозной обязанностью, предписанной для того, чтобы положить
‐45‐ конец смуте и расколу, но если война ведет к еще большей смуте и расколу и потому не достигает поставленных перед ней задач, то такая война становится запретной с точки зрения шариата. Аналогично и при исполнении всех предписаний Аллаха, например, если хадж ведет к гибели человека, то он перестает быть религиозной обязанностью; то же самое действительно и в отношении поста. Имам аш-Шатыби говорит: «Общеизвестно, что положения шариата были установлены для пользы людей, и в этой связи все деяния будут оцениваться именно с этой точки зрения, потому что именно это было целью Всевышнего. Поэтому, если какое-либо действие внешне и внутренне соответствует тем целям, для которых оно было установлено, то всё в порядке, но если же оно соответствует им внешне, а внутренне противоречит тому, ради чего было предписано, то это действие неправильно и с точки зрения шариата незаконно. Говоря иначе, действия, предписанные шариатом, не являются целью сами по себе, а совершаются для других целей; в этом только и есть их смысл их существования»47. Таким образом, имам аш-Шатыби утверждает следующее. Шариатские правовые нормы были установлены только для пользы людей и их счастья в этом мире и Последней Жизни, и джихад – тоже одна из шариатских правовых норм, имеющая свои определенные условия, устанавливаемые алимами в соответствии со временем и местом. Эти условия не могут определяться простыми людьми независимо от искренности их намерений перед Аллахом, так как вопрос джихада связан не только с намерением; 47 «تاقفاوملا« ,2/268.
‐46‐ он должен соответствовать положениям шариата, чтобы быть принятым в соответствии с шариатскими критериями. Норма шариата становится обязательной для исполнения только в том случае, когда она соответствует ожидаемой от нее пользе. Но если эта норма не позволяет достичь ожидаемой от нее пользы или, более того, ведет к отрицательным последствиям, то деяние становится неправильным по сути и незаконным с точки зрения шариата. В ситуациях, когда некоторые молодые люди, основываясь на личных мотивах и руководствуясь лозунгом: «Смерть — это и есть жизнь», совершают насильственные действия, не соответствующие требованиям шариата, такие действия становятся запретными, причем сугубо, если результатом этого будет утрата мусульманами своих прав и общее ослабление положения уммы. Ибн Таймия сказал о пользе и вреде следующее: «В том случае, когда какое-либо действие приведет к утрате чего-либо более ценного или ведет к отрицательным последствиям, которые будут превышать пользу от этого действия, это действие перестаёт быть обязательным для исполнения. Более того, любое действие станет запретным в том случае, если вред от него превысит ожидаемую от него пользу»48. Аль-Буты говорит: «Все ученые достигли консенсуса в отношении следующего: если мусульмане малочисленны или слабо подготовлены, и есть большая вероятность того, что они будут убиты, не нанеся ощутимого урона своим врагам, объединившимся для войны против мусульман, то в 48 «ىواتفلا عومجم« ,5/48.
‐47‐ таком случае приоритетным следует считать сохранение жизни»49. Сохранение жизни не является проявлением трусости или страха, это подчинение повелениям Всевышнего, так как сохранение жизни является одной из стратегических целей шариата, достижение которых Аллах вменил мусульманам в обязанность. Мухиббуддин аль-Хатыб говорит: «Одним из элементов шариатской политики является следующее: человек в любой ситуации должен избирать для себя то, что может принести наименьшее зло и наименьший вред. Таким образом, если добро обладает силой, позволяющей покончить со злом и уменьшить его влияние, то ислам побуждает к уничтожению зла с помощью силы. Если же у добра нет силы, позволяющей покончить со злом и уменьшить его влияние, то ислам считает полезным воздержаться от ведения военных действий»50. Ошибка седьмая: уверенность в том, что джихад – это единственный путь к победе ислама. Многие молодые люди призывают к джихаду и кровопролитию, считая, что это возвратит умму к ее былому величию. И это величие, как полагают они, будет основано на самопожертвовании ради религии, ради возрождения уммы с помощью чистой крови, пролитой за неё. Такие высокие слова могут побуждать к действию, и есть те, кто так и поступает, однако истина не в красоте слов и даже не в искренности, ибо заблуждение часто бывает искренним. 49 «ةريسلا هقف« ,77. 50 Данное высказывание приводится в его комментарии к книге «مصاوقلا نم مصاوعلا», Ибн аль-Араби, стр. 137.
‐48‐ Истина джихада заключается в том, что действия верующих должны соответствовать шариату, и при этом очень важным является глубокое знание шариата и конкретной ситуации вплоть до деталей, что человек имел верное представление о своей собственной религии и не впадал в ту или иную крайность, противоречащую этой религии. Некоторые молодые люди не знают о том, что совершаемое ими является не джихадом, а просто анархией, ибо настоящий джихад неразрывно связан с понятиями способности и возможности. Этому существует множество доказательств, в том числе следующие:. Посланник Аллаха (с.а.в.) запретил сподвижникам отвечать на зло, которое им причиняли в Мекке; например, он сказал Аммару: «Терпение, о семья Ясира!» — и это несмотря на то, что мусульмане были готовы умереть на пути Аллаха. Однако польза с точки зрения шариата, а не личные интересы, была поставлена выше личных эмоций, и они стали выжидать и продолжать призыв к Аллаху до тех пор, пока слово Аллаха не возвысилось. Сподвижники, да будет доволен ими Аллах, сдерживали свои эмоции и терпели притеснения и обиды в трудные времена и в равной степени стойко переносили несправедливость и вражду как со стороны родственников, так и со стороны неверных. Посланник Аллаха (с.а.в.) предупредил о том, что будут несправедливые имамы-тираны и вместе с этим он не разрешил выступать против них с оружием. Высказывания ученых. Ибн Таймия говорит: «Посланник Аллаха, да
‐49‐ благословит его Аллах и приветствует, сообщил о несправедливости эмиров, но запретил воевать с ними, так как это не под силу мусульманам, а негативные последствия этого превышают возможную пользу. Также Всевышний запретил первым мусульманам сражаться, сказав: «Разве ты не видел тех, кому было сказано: «Уберите руки (не пытайтесь сражаться) и совершайте пятикратную молитву?»51». Ибн Таймия также говорит: «Приказ сражаться с мятежниками обусловлен способностью и возможностью, а война с ними не важнее, чем война с многобожниками и неверными, и известно, что это также обусловлено способностью и возможностью»52. Таким образом, вопрос джихада связан не с храбростью, которая украшает некоторых молодых людей, а прежде всего с соблюдением норм шариата при определенном образе действий и соответствии действий стратегическим целям шариата. Что же касается войны, то это один из способов действий с долгосрочными последствиями; и имам аль-Джувейни запретил массам мусульман выступать с оружием против правителей. Он сказал: «Если кто-то, став имамом, совершает множество преступлений, притесняет людей, и всем известно о его несправедливом суде и попрании прав людей, так что он потеряет свой авторитет и совершит множество ошибок. И если есть опасность того, что в результате всего этого будет нанесен ущерб основам ислама, но у мусульман нет достойного человека, который дал бы этому тирану отпор как противозаконному мятежнику, то мы считаем 51 Сура «Женщины», аят 77. 52 «ىواتفلا عومجم« ,4/442.
‐50‐ непозволительным, чтобы одиночки в разных уголках страны стали поднимать восстания. Ибо если они сделают это, то подвергнутся истреблению и уничтожению, что станет причиной увеличения испытаний и разрастания смуты»53. 53 «مملأاثايغ», стр. 88.
‐51‐ РАЗДЕЛ ВТОРОЙ Подробное рассмотрение заблуждений, на которые опираются радикалы. Заблуждение первое: дозволенность атаки против врага, который прикрывается живым щитом из мусульман. Некоторые молодые люди, одержимые идеей джихада, считают дозволенным непреднамеренное убийство мусульман, основываясь на аналогии с возможностью атаки врага, прикрывшегося живым щитом из мусульман. В этом они ссылаются на высказывание некоторых ученых, используя их мысли абсолютно в ином контексте. Приведем эти высказывания. Ибн Таймия: «Ученые единодушно считают, что в том случае, если войска немусульман прикрываются щитом из попавших к ним в плен мусульман, и есть опасность того, что мусульмане пострадают, если откажутся от сражения, то мусульманам следует сражаться, даже если это приведет к убийству тех, кто используется в качестве щита»54. Ибн аль-Химам аль-Ханафи: «Нет ничего в том, чтобы обстреливать врага, укрывшегося в крепости, если в ней есть мусульмане – пленники или торговцы; более того, даже если они укроются за живым щитом из мусульман и их детей, независимо от того, есть ли опасность поражения мусульман, если они воздержаться от атаки на них, или нет. Но при этом обстрел следует производить с намерением попасть в неверных…. Что касается 54 «ىواتفلا عومجم« ,28/546 -547.
‐52‐ мнения трех других имамов, то они не считают разрешенным обстрел врага, укрывшегося за живым щитом из мусульман, кроме как если только отказ от атаки приведет к поражению мусульман — таково мнение аль-Хасана бин Зияда»55. Мы рассказываем об этих заблуждениях и сами живем в то время, когда происходит смешение различных понятий, когда все перепуталось, особенно в том, что связано с убийствами мусульман, и мы являемся свидетелями взрывов, в том числе и в мусульманских странах. Все это побудило нас подробно остановиться на этом вопросе, чтобы каждый человек имел ясное представление о том, что взрывы на рынках и в гостиницах с многочисленными жертвами среди мирных людей, включая мусульман, не имеют к джихаду никакого отношения. Находятся и те, кто дает молодым людям фетвы, дозволяющие убийство мусульман по аналогии с «живым щитом». Их аргументация такова: если в интересах джихада и для нанесения поражения врагу разрешается убить и некоторых мусульман, находящихся в «живом щите» врага, то нет ничего зазорного и в том, чтобы атаковать врагов при помощи взрывчатых веществ массового поражения, даже если это очевидным образом приведет к массовому убийству ни в чем неповинных людей, случайно оказавшихся там в момент взрыва. В этом случае, по их мнению, они подобны «живому щиту», без поражения которого нельзя добраться до врага. Во-первых: что означает выражение «живой щит»? Это означает, что враг использует группу людей в качестве щита, чтобы защитить себя, зная, что его противник начнет колебаться при виде «живого щита». Однако аналогия с «живым щитом» сегодня неверна по следующим причинам. 55 « حتفريدقلا« ,5/448.
‐53‐ Причина первая: вопрос «живого щита» касается только войны – вооруженного противостояния воинских частей; что же касается немусульман, которые служат целью при взрывах, то мы не воюем с ними, дабы считать проживающих вместе с ними мусульман живым щитом. Но что еще более ужасно — некоторые молодые люди считают дозволенным убивать мусульман на рынках и в гостиницах с целью пошатнуть безопасность страны, которой управляет диктатор, или чтобы посеять страх в обществе. Более того, они считают, что подобное положение, даже если оно приводит к убийству людей, и является религией. Однако цель не оправдывает средства, ибо средства подчиняются требованиям шариата. Что касается войны, то она должна быть только на пути Аллаха, а этот путь запрещает беспорядочное кровопролитие, что подробно рассмотрено факихами. Война на пути Аллаха не означает «смерть ради самой смерти» или ради того, чтобы лично достичь Рая; война на пути Аллаха означает войну ради того, чтобы добиться стратегических целей, которые ставятся перед джихадом, а именно — ради защиты и сохранения религии, ради слова Аллаха. Причина вторая: неверно проводить аналогию между убийством конкретного человека, который защищается от врагов с помощью «живого щита» из заложников, и убийством людей, случайно оказавшихся вместе с объектом атаки в месте взрыва. Если используемые объектом атаки в качестве «живого щита» и, по сути, уже приговоренные им к смерти пленники или заложники погибнут, то погибнут они по его вине, ибо он принудил их оказаться в зоне смертельного поражения. А охранники и случайные прохожие и по шариату, и фактически продолжают находиться под защитой мусульман в едином с ними государстве. Какие же вообще основания могут быть у кого-либо из
‐54‐ мусульман напасть на них и убить? Только чтобы добраться до того, кого они лично считают виновником перед мусульманами?! Но этот предполагаемый виновник не принуждает их к гибели в качестве «живого щита», они добровольно ходят на работу или идут по улице, поэтому нет никакой связи между судьбой объекта атаки и их участью! Более того, в мусульманских странах они находятся под защитой мусульманского государства, а в немусульманской – под защитой договора с мусульманами, и даже обоснованная попытка покарать какого-либо преступника должна по шариату строиться так, чтобы ни один не причастный к этому человек не пострадал. Разве те, кто является целью взрыва, принуждают находиться рядом с собой в качестве «щита» всех, кто в данный момент оказался рядом, чтобы защищаться ими от каких-либо опасностей? Разве они считают, что используют для защиты себя, и что проливать их кровь дозволено? Разве можно приравнивать случайных жертв к тем, кого намеренно принудили стать под пули или осколки бомбы? Мы задаем эти вопросы для того, чтобы показать отсутствие шариатских обоснований у практики взрывов в местах скопления мирных людей, практики запугивания и кровопролития непричастных к чьей-либо конкретной вине людей. Мы понимаем, что тем, у кого сложилось искаженное восприятие джихада, тяжело выйти за рамки своих ошибочных представлений и объективно оценить их. Однако наш долг и ответственность, которую мы ощущаем перед ними, обязывают нас рассматривать эти вопросы. «И вот спросили некоторые из них: «Зачем вы увещаете людей, которых Аллах погубит или накажет сильным наказанием?» Они ответили: «Для оправдания пред вашим
‐55‐ Господом, может быть, они станут богобоязненными!»»56. Поэтому мы не тихо увещаем, а кричим во весь голос на земле Аллаха, чтобы очистить шариат Всевышнего от самозванцев, которые прикрываются им без какого-либо на то права. Причина третья: если мы в ходе диспута предположим, что аналогия с «живым щитом» применима в отношении охранников и гражданских лиц, случайно оказавшихся в месте взрыва, то, как гласит согласие (иджмаа) ученых, удар по «живому щиту» можно нанести только в случае самой крайней необходимости, когда последствия от ненасения удара будут намного хуже. Если же крайней необходимости нет, то, согласно шариатским правовым нормам, убийство людей, используемых в качестве «щита», однозначно запрещено. Что же касается критериев определения крайней необходимости, то, как поясняют факихи, таким критерием является защита от нападения врага на мусульман, и при этом мусульмане должны непосредственно вести боевые действия. Тем самым, акты насилия в отношении политически неугодных лиц, даже если они преступники, никоим образом не подпадают под критерий крайней необходимости. Еще один критерий: отказ от удара по «живому щиту» будет угрожать мусульманам окружением, поголовным истреблением, полным поражением или может привести к еще большему количеству жертв, то есть, в целом к еще худшим вредоносным последствиям57. Это условие для 56 Сура «Преграды», аят 164. 57 См. «حتفريدقلا« ,5/488 ,»ينغملا» Ибн Куддамы, 5/505, « ماكحلأاةيناطلسلا» аль-Фарра, стр. 27, «ىواتفلا عومجم» Ибн Таймии, 4/254, и «رارجلاليسلا» аш-Шаукани, 4/533.
‐56‐ дозволенности действия, данный критерий является обязательным, так как нанесение удара по живому щиту подчиняется принципу: «Защита от вреда всеобщего посредством вреда частного»58. Аль-Куртуби говорит: «Иногда убийство тех, кто используется в качестве живого щита, является дозволенным, но только в том случае, когда польза от этого является всеобщей необходимостью, и ни один разумный человек ни по какой причине не сможет сказать, что удар по «щиту» наносить нельзя, так как это приведет к гибели и самого «щита», и ислама, и мусульман»59. Далее Аль-Куртуби добавляет к такому критерию, как необходимость, еще и всеобщность и безусловность: «Убийство тех, кто используется в качестве «живого щита», может быть разрешенным – и в этом при наличии воли Аллаха не будет никаких разногласий – только в том случае, если польза этого является всеобщей и безусловной. Необходимость означает, что добраться иным способом до скрывающихся за этим щитом невозможно, а всеобщность означает, что решает вопрос участи всей уммы, то есть в результате уничтожения «щита» пользу получат все мусульмане, в противном же случае убьют и тех, кого используют в качестве «щита», и поразят всю умму. Безусловность означает, что, несомненно, нельзя добиться цели иначе, как путем устранения «живого щита»»60. Возникает вопрос: обусловлены ли взрывы в общественных местах в мирное время, даже если они направлены на отдельных лиц, крайней необходимостью? 58 «هابشلأاورئاظنلا» Ибн Нуджэйма, стр. 96. 59 «عماجلاماكحلأنارقلا« ,16/287. 60 «عماجلاماكحلأنارقلا« ,16/288.
‐57‐ Действительно ли нельзя решить проблему с одним каким-либо человеком иным путем – без убийства невиновных людей? И где же всеобщая и безусловная польза и необходимость от этих взрывов, как об этом говорят аль-Газали и аль-Куртуби, которых бы не было, если бы не были произведены данные взрывы? Как свидетельствуют факты, взрывы среди мирного населения несут за собой разносторонний ущерб: убийство ни в чем не повинных людей, включая мусульман, вспышку всенародного гнева в отношении тех, кто эти взрывы совершает, использования врагом действий мусульман в целях очернения самого ислама и травли его последователей. Таким образом, нет никакой реальной пользы, которую можно было бы ожидать от этих взрывов, как нет и какой-то страшной угрозы, которую бы эти взрывы предотвращали, и нет и войны, исход которой бы решался этими взрывами, нет и «щита», как нет и того, кто бы за ним скрывался. Так как же после всего этого может проводиться аналогия между справедливой войной и террористической деятельностью?! Мы приводим эти доказательства и свидетельства, чтобы показать всю ошибочность действий тех, кто ссылается на положения шариата относительно использования врагом живого щита с целью доказать дозволенность совершаемых ими убийств. Для нас джихад – это вопрос религии и правовых норм шариата, которым нужно следовать, ибо в противном случае это будет не джихад, а следование страстям и заблуждениям, не имеющим к религии никакого отношения. В нашем понимании джихад – это норма из текста Корана и Сунны, для применения которой существуют определенные условия, установление которых доступно только тем, кто имеет глубокие познания в религии и в
‐58‐ действительности, а не тем, кто под воздействием эмоций совершил неправильный иджтихад, несмотря на иногда присутствующую искренность намерений. Итак, вопрос джихада обусловлен не какими-либо личностными интересами, а положениями шариата. Причина четвертая: вопрос о дозволенности убийства тех, кого используют в качестве «живого щита», не является однозначным для всех ученых; и есть факихи, которые считают абсолютно запретным наносить удары по мусульманам, даже если за ними скрывается враг. Так считали Имам Малик и аль-Ауза’и: «Если удар по врагам можно нанести, лишь поразив при этом мусульманина или немусульманина из числа проживающих под покровительством мусульман, или немусульманина, получившего временные гарантии безопасности, войдя на их территорию, то такой удар является запретным (харам)»61. То же самое сказал аль-Куртуби, комментируя слова Всевышнего: «Они — те, кто не уверовали, не пускали вас в Заповедную мечеть и задерживали жертвенных животных, чтобы их не доставили к месту заклания. И если бы не было [в Мекке] верующих мужчин и женщин, которых вы не знали и которых вы могли бы затоптать и этим взвалить на себя грех, не ведая об этом, [то Аллах дозволил бы вам вторгнуться в Мекку, но Он не дозволил], дабы осенить Своей милостью, кого Он пожелает. Но если бы неверующие не были там вместе [с верующими], Мы покарали бы неверных мучительным наказанием»62. Он сказал: «Этот аят является доказательством того, что в ситуации, когда врага нельзя уничтожить, не 61 «جاتحملاينغم« ,4/224. 62 Сура «Победа», аят 25.
‐59‐ будебхак б н Мал-ин уничтожив мусульманина, следует исходить из запрета на поражение мусульманина. Абу Зейд сказал: «Я спросил Абу аль-Касима: «Как ты считаешь, если бы группа многобожников закрылась в одной из своих крепостей, и мусульмане осадили их, а среди многобожников оказались пленники-мусульмане, можно ли сжечь эту крепость, или нет?». Тот ответил: «Я слышал, как Малик, когда его спросили, можно ли обстрелять огнем корабль многобожников, на котором есть пленные мусульмане, ответил: «Я не считаю это разрешенным, так как Всевышний сказал жителям Мекки: «Но если бы они отделились друг от друга, то Мы подвергли бы неверующих из них мучительной каре»63». Если враг укрылся за мусульманином, то в него также нельзя стрелять, а если человек сделал это, и погиб кто-то из мусульман, то он должен выплатить виру и совершить искупительные действия. Если же не удалось узнать, были ли там мусульмане, то ни виры, ни искупления не т»»64. На фоне убийств ни в чем не повинных людей на рынках и в ощественны местах без койы тои было шариатской причины для этого и при полном игнорировании шариатского запрета на кровопролитие разительно контрастны богословские заключения (фетвы) великих имамов и ученых ислама на основе иджтихада (извлечения изслов Всевышнего Аллаха заключенного в них смысла). Аль-Джассас очень точно привел слова ика и альАуза’и, да будет млостив к им всем Аллах: «Малик сказал: «Нельзя сжигать корабль врагов мусульман, если на нем есть пленные мусульмане, так как 63 Сура «Победа», аят 24. 64 «عماجلاماكحلأنارقلا« ,16/287.
‐60‐ аги отделились от них, то он подвн, которых вы не зналлексреваясь попасть во врагг нторому в религии нет другой оценки, кроме как Па Всевышний сказал: «Но если бы они отделились друг от друга, то Мы подвергли бы неверующих из них мучительной каре», и Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, отказался нападать на Мекку, так как в ней были мусульмане, и если бы их врерг бы их наказанию»». Аль-Ауза’и сказал: «Если враги мусульман спрятались за щитом из детей мусульман, то в них нельзя стрелять, так как Всевышний сказал: «И если бы в Мекке не было верующих мужчин и верующих женщии и моги затоптать по незнанию». Такж нельзя сжигать корабль, на отором еть пленные мусульмане, или обстреливать крепость из катапульт, если в ней есть пленные мусульмане, и если кто-то из мусульман попадет в мусульманина, то это будет грехом. Если они все же стали использовать мусульман, как щит, то нужно их обстреливать, намеа, так считал аль-Лейс бин Са’д»65. Таким образом, алимы ставят святость крови выше необходимости обстрела врага из катапульт, а если при подобном обстреле случайно пострадает кто-то из мусульман, возлааютответственость на того, кто это совершил. Что же касается тех, кто умышленно проливает кровь в общественных местах, тот совершает действие, козапрет. ричина пятая: Заявления радикалов из числа тех, кто осуществляет взрывы, о том, что они убивют мусульман заодно с врагом, вынужденно, а не преднамеренно – чистая ложь. Каждый, кто задумается над большинством подобных акций, обнаружит, что они 65 «نارقلا ماكحأ» аль-Джассаса, 5/274.
‐61‐ одится под защитой мусульман или в договоре с ниметское посольство в Пакистане, штаб-кваручмдднамекаа и об обязательном соблюдении для этого трех. шариатской причины пролне имеют целью поразить врагов мусульман отдельно от всех остальных. Нет, эти взрывы в действительности направлены на широкий круг неизвестных жертв, но среди них в любом случае окажутся и мусульмане, и те, кто нахи. Изучение проведенных террористических актов показывает, что те, кто их совершает, не избегает поражения охранников, а наоборот, убивает их преднамеренно, взрывая сначала их, а уже потом — того, кто является для них главной целью взрыва. Так было, когда взорвали охрану двух посольств в Кении и Танзании, египтиру ООН в Ираке. Такое умышленное убийство охранников, как и просто слайно оказавшихся рядо люей, лишает подобные акции аже ншариатское обоснование, даже если бы мы, предположим, согласились с наличием аналогии между убийствами охранников или случайно оказавшихся в момент взрыва мирных людей и нанесением военного удара по «живому щиту» из мусульман. Ибо даже те факихи, которые считали в принципе дозволенным нанесение удара по мусульманам, которых используют в качестве «живого щита», говорил условий Первое: использование мусульманина в качестве «живого щита» должно происходить безего согласия на это. Но такого не происходит, когда кто-то взрывает заминированные автомобили на мусульманских рынках, считая себя «муджахидом на пути Аллаха», в результате чего без какой бы то ни было ивается кровь невинных людей. Второе: мусульмане должны избегать нанесения удару
‐62‐ о при крайней необходимости, стараясь избегать ошиерения нанести удармл ся хоть как-то «облж мусульман во власть мусудАак Мы сохр по «живому щиту», насколько это возможно, и прибегать к нему толькбок66. Третье: в сердце не должно быть нам по кому-либо из этого «живого щита». Очевидно, что в осуществляемых сегодня взрывах эти три условия отсутствуют, и слова о том, что, дескать, мы не направляем их на мусульман уышленно – ожь сцелью пустить пыль в глаза и попытатьагородить» кровавое преступление. Причина шестая: по слову Всевышнего Аллаха, одной из выгод перемирия, заключенного в аль-Худайбии, было сохранение изни мусульман: если бы в той ситуации мусульмане получили власть над своими врагами, это привело бы к убийству многих мусульман – мужчин и женщин – из числа скрывавших свою веру. Только по этой причине Всевышний не отдал враговльман (Сура «Побеа», аят 25). Аль-Куртуби, да смилостивится над ним ллах, толкует этот аят так: «Слова: ‘которых вы не знали’ означают: ‘вы не знали, что они верующие, и могли затоптать их по незнанию’. Таким образом, этот аят можно было понять следующим образом: ‘Если бы не реальная угроза затоптать верующих мужчин и женщин, которых вы не знаете, то Аллах непременно разрешил бы вам войти в Мекку и дал бы вам власть над ними, однако танили в ней жизни тех, кто скрывал свою веру’. Выражение: ‘они поставили бы вас в затруднительное положение’ – означает: ‘вы бы оказались опозорены перед ними’, так как многобожники сказали бы: ‘Они убили 66 «ينغملا», Ибн Куддамы (10/540), «حرشلاريبكلا» ад-Дардири к «بذھملا» аш-Ширази (19/296) и « جاتحملاينغم «)4/224).
‐63‐ игжно быть обусловлено сохранением жизней мусупоследователей своей религии’, а слова: ‘Но если бы они отделились друг от друга’ означают, что если бы враги мусульман отделилсь от них, то Он подвер бы их наказанию мечом. Таким образом, этот аят является свидетельством того, что отношение к врагам мусульман непременно долльман»67. Причина седьмая. Мы завершаем свое обсуждение этого заблуждения текстами, которые покажут, насколько Всевышний охраняет мусульман. таким текстам относитс высказывание Посланника Аллаха, да благослКяовит его Аллах и привня»; в др уоворение рук человеческих, приведшее к гибели человека». етствует, в котором говорится: «Если кто-то из моей общины напал на мою общину и наносит удары по ее праведникам и грешникам, и не остерегается от нанесения ударов по ее верующим, нарушая договор с теми, с кем она его заключила68, тот не от меугой версии хадиса добавляется: «а я не от него»69. Также факихи указали на хадис: «Если кто-то выкопал колодец на дороге или наулице, где живут мусульмане, и это привело к смерти мсульманина, то н должен совершить искупительные действия, а его близкие – выплатить виру. К такому колодцу приравнивается любая яма, а равно и любое другое т 67 «عماجلاماكحلأنارقلا« ,16/285. 68 То есть, имеются в виду немусульмане, проживающие среди мусульман под их покровительством, а также те, кто получил гарантии безопасности, войдя на территорию мусульман – прим. переводчика. 69 Этот хадис передается Муслимом.
‐64‐ Эти слова передаются от многих факихов, которые комментировали хадис: «Не выплачивается возмещение ни за (раненого или убитого) животным, ни за упавшего в колодец»70, и другие подобные хадисы. Они разъяснили, что колодец, за который не выплачивается вира и не нужно совершать искупительные действия – это колодец, который человек выкопал на принадлежащей ему земле, на заброшенных землях или в пустыне, в месте, далеком от дорог, по которым ходят мусульмане. Аш-Шафии сказал: «Тот, кто поставил камень на земле, которой он не владеет, несет ответственность (за того, кто на него упадет)». Более того, ученые прямо указали на то, что если человек пустит свое ездовое животное по дороге, заполненной людьми, и оно затопчет человека, то ездок несет за это ответственность. Некоторые сказали о том, что, если человек легкомысленно отнесся к ремонту стены своего дома, и она упала на мусульманина и убила его, то он несет за это ответственность. То же самое будет и в том случае, когда человек высунул за границы своего дома что-то — например, доску или нечто подобное, и это послужило причиной смерти человека, то он несет за это ответственность. Более того, некоторые даже возложили ответственность и на того, кто совершил омовение и вылил воду на дорогу мусульман, и проходивший мусульманин поскользнулся на ней. Я привел все это для того, чтобы разъяснить, что если позиция шариата такова в отношении жизни животных, то какова же она в отношении людей? 70 Передал аль-Бухари (хадис № 1499).
‐65‐ Заблуждение второе: ночные атаки Радикалы ссылаются на то, что взрывы разрешается осуществлять и ночью, так как шариат разрешает нападать на врага во время его сна и отдыха, даже если это приведет к убийству женщин и детей этих врагов. Во время обсуждения они спрашивают: «Почему же вы осуждаете нас за это, когда Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, напал ночью на племя Бану-аль-Мусталак, а они в это время спали?»71. Также ас-Са’б бин Джасама передает, что когда Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, спросили о детях и женах врагов мусульман, которые погибают во время нападения этих врагов ночью, он ответил: «Они из их числа»72. Этот хадис передал Муслим, в версии же аль-Бухари говорится: «Его спросили о тех многобожниках, что проживают в доме, и что вместе с ними погибают их женщины и дети, и он ответил: «Они из их числа»»73. Имам ан — Навави говорит: «Этот хадис о дозволенности нападения ночью, допускающий непреднамеренное поражение женщин и детей во время ночной атаки, по нашему мнению, а также мнению Имама Малика, Абу Ханифы и большинства ученых означает, что нападение происходит в темноте, и нельзя отличить мужчину от женщины или ребенка. Этот хадис является доказательством того, что разрешается нападать ночью или неожиданно без предварительного уведомления об этом»74. 71 Передал аль-Бухари (хадис № 2541). 72 Передал Муслим (хадис № 1754). 73 Передал аль-Бухари (хадис № 3012). 74 Комментарий ан-Навави к «ملسم حيحص «)7/325).
‐66‐ Прежде чем начать обсуждение этого сомнения, было бы хорошо остановиться на некоторых важных моментах. Момент первый. Необходимо рассматривать все шариатские тексты в их совокупности и делать них выводы именно из единого контекста; нельзя противопоставлять эти тексты друг другу, отказываться от них или игнорировать их, исполняя одни и не исполняя или как бы не замечая другие. Ученые посвятили много трудов тому, как правильно объединять шариатские тексты друг с другом в едином смысловом поле, сопоставлять их доказательства, применять каждый текст в соответствующей только ему ситуации. То же самое касается и высказываний ученых, которые следует рассматривать в комплексе их общего согласия (иджмаа) и исходить уже от этого, а не рассматривать их обособленно или по частям вне связи с целым, что дает неполное представление или же прямо ведет к ошибке. Так, аш-Шатыби сказал: «Правовые нормы шариата следует извлекать из совокупности всех доказательств шариата, затрагивающих данный вопрос, а не из какого-либо одного доказательства, каким бы оно ни было, и даже если какому-либо авторитетному ученому показалось, что данное доказательство является логичным, то это всего лишь предположение об истине, а не сама истина»75. Использование отдельных доказательств в соответствии со сложившимся в уме образом без рассмотрения всего комплекса других доказательств не ведет к истине, ибо следование субъективному образу своего ума толкает человека искать аргументы или доказательства, подкрепляющие только сложившийся у него образ, исключительно его понимание. При этом 75 «ماصتعلاا «)2/245).
‐67‐ объективность и всесторонность утрачиваются, а без них шариат не может быть правильно понят. Такое положение вещей есть не что иное, как подмена истины субъективными предположениями или ложью, а следование своим предположениям никак не является религией Всевышнего Аллаха для всего человечества, несмотря на любые личные притязания. Как сказал аш-Шатыби: «Что же касается тех, кто следует различным предположениям, то их удел – это использование любого первого подвернувшегося или спонтанно возникшего доказательства, даже если в итоге это приведет к противоречию с общим или частным»76. Таким образом, необходимо рассматривать все доказательства, связанные с вопросом в целом и в сочетании с высказываниями всех авторитетных ученых. Момент второй. Тексты из Книги Великого Аллаха и Сунны Его Посланника, да благословит его Аллах и приветствует, а также высказывания его сподвижников и ученых уммы, имевших фундаментальные знания, единогласно говорят о запретности пролития крови тех, кто не входит в число сражающихся, и они защищены прямыми указаниями шариата. В их число входят следующие доказательства: Ибн Умар, да будет им доволен Аллах, свидетельствует: «В одном из военных походов Посланника Аллаха была найдена убитая женщина, и Посланник Аллаха запретил убивать женщин и детей»77. Передаётся, что Абу Рабах, да будет доволен им 76 «ماصتعلاا «)2/245). 77 Передал аль-Бухари (хадис № 3015).
‐68‐ Аллах, сказал: «Мы были вместе с Посланником Аллаха в походе, и он увидел людей, собравшихся вокруг чего-то, и послал (туда) человека, сказав: «Посмотри, вокруг чего собрались люди». Когда тот доложил: «Это убитая женщина», Пророк сказал: «С ней не следовало сражаться», затем он сказал: «Во главе авангарда был Халид бин аль-Валид», и он послал человека, сказав ему: «Скажи Халиду, чтобы он ни в коем случае не убивал женщин и рабов»78. Как передает Анас, да будет доволен им Аллах, Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, отправляя войско, говорил: «Отправляйтесь с именем Аллаха, и не убивайте ни дряхлого старца, ни младенца, ни женщины, и не излишествуйте, собирайте свои трофеи, будьте праведны и творите добрые дела; поистине, Аллах любит тех, кто творит добро»79. Аль-Касани говорит: «Что же касается состояния войны, то в сражении нельзя убивать женщин, детей, глубоких старцев, калек, раненных, слепых, а также тех, у кого накрест отрублена нога и рука, у кого отрублена правая рука, слабоумных. Нельзя убивать монахов в их местах поклонения, или отшельников, уединившихся в горах и не общающихся с людьми, нельзя убивать людей, ставших монахами и укрывшихся за дверями монастыря или церкви. Что касается женщины и ребенка, то это основано на словах посланника Аллаха, мир ему и благословение: «Не убивайте женщины и ребенка», так как они не относятся к 78 Этот хадис передал Абу Дауд в своем сборнике Сунны (№ 2669). 79 Этот хадис передал Абу Дауд в своем сборнике Сунны (№ 2614).
‐69‐ тем, кто сражается, и поэтому их убивать нельзя»…»80. Момент третий. Если встречаются тексты, которые, на первый взгляд, противоречат принципу запрета проливать кровь кого-либо из вышеназванных категорий, то эти тексты следует объединить и не разногласить относительно этого, сказав: «Мы уверовали в это, все это от нашего Господа», и просить у Аллаха защиты от уподобления тем, кто уверовал в часть Писания и не верует в другую. Исходя из вышесказанного, нельзя, чтобы эти тексты перестали использоваться и применяться, подобно известному хадису о возможности нападения ночью, который передается у аль-Бухари и Муслима от ас-Са’ба бин Джассамы, да будет доволен им Аллах. Однако применение этого хадиса в качестве доказательства дозволенности убийства невинных людей из числе немусульман, которые не воюют с мусульманами, вырвано из контекста и является неправильным по следующим причинам. Первая: Племя Бану аль-Мусталак, на которое Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, напал ночью, проживали отдельно от других, а это означает, что они, будучи в состоянии войны с мусульманским государством, проживали на враждебной мусульманам территории, и между ними и мусульманами не было никакого соглашения или договора. При этом женщины и дети не выделялись из общей массы врага, тем более — ночью. Это принципиально отличается от нынешних терактов, так как мишенью для взрывов и иных атак являются люди, получившие гарантии безопасности от мусульман и не 80 «عئانصلا عئادب «)7/101).
‐70‐ имеющие личной вины. Но еще страшнее, когда взрывы заведомо направлены на жителей жилых кварталов, не имеющих ничего общего с агрессией против мусульман; более того, в их число входят и мусульмане, которые имеют гарантии безопасности и не имеют никакого отношения к войне с мусульманами. Тем не менее, те, кто превращает жилые кварталы в полигон для взрывов, считают кровопролитие дозволенным для себя, не утруждая себя поисками истины и объявляя, что делают это «на пути Аллаха». Но деяния их оцениваются не по их декларациям, а по тому, насколько они соответствуют шариату, и уже после этого для принятия любого деяния должны соблюдаться еще два условия: искренность и праведность. Что касается искренности, то ее место в сердце, и об этом не знает никто, кроме Господа миров. Однако праведность – это соответствие деяния текстам шариата, и об этом можно судить на основании доказательств в целом, без отделения одних доказательств от других. Вторая. Те, кто осуществляют взрывы самолетов и рынков, принадлежащих немусульманам, твердо знают, что от этого пострадают дети и женщины. В качестве доказательств своей правоты они ссылаются на мнения ученых, что нападения на врагов мусульман ночью дозволены, даже если это может привести к гибели некоторых женщин и детей многобожников. При этом они игнорируют условие, которое выдвигают те же самые ученые, а именно то, что ночная атака на врагов дозволена только в том случае, что женщины и дети не являются целью поражения. Однако в действительности это условие совершенно не соблюдается, так как те, кто взрывает самолеты, достоверно знают о том, что там находятся люди, которых в принципе
‐71‐ нельзя убивать, в том числе женщины и дети, а также те, кто никак не связан с войной. Именно об этом говорит Ибн Куддама после того, как упоминает высказывания ученых о запрете убийства женщин и детей: «Мы говорим, что это может пониматься как преднамеренное убийство; так, Ахмад бин Ханбал сказал: ‘Что же касается преднамеренного убийства (женщин и детей), то это не разрешается’, и также он сказал: ‘Хадис ас-Са’ба рассказывает о том, что случилось после запрета Пророка (с.а.в.) убивать женщин, ибо он запретил убивать женщин, когда послал войско к Ибн Абу аль-Хакыку. Исходя из этого, упомянутые выше два хадиса можно объединить и понимать как запрет на преднамеренное убийство и отсутствие греха за непреднамеренное убийство’»81. Имам аш-Шафии подтверждает то, что слова имама Ахмада относятся к запрету преднамеренного убийства в ночных атаках, говоря: «Если кто-то скажет: ‘Как ты мог разрешить обстрел из катапульт и огнеметов группу врагов мусульман, среди которых находятся дети и женщины, убивать которых запрещено?’, то ему следует ответить: ‘Мы разрешили это потому, что Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, напал на Бану аль-Мусталак неожиданно и приказал убивать, хотя было известно о том, что среди них были дети и женщины. Это объясняется тем, что это происходило на территории врагов мусульман, которые вели с нее войну против мусульман, при этом Пророк (с.а.в.) запретил намеренно убивать детей и женщин, если сражающийся мог узнать их’»82. 81 «ينغملا «)10/503). 82 «ملأا «)4/244).
‐72‐ Третья. Даже если мы согласимся с тем, что жертвы ночной атаки принадлежат к числу тех, кто воюет с мусульманами, необходимо отметить, что ночные атаки на лагерь врагов, где находились и их семьи, имели место лишь в силу особой необходимости и не являются основой военных действий. Основным принципом в военных действиях является запрет на убийство женщин, детей и стариков даже во время боя, если они не участвуют в сражении или не содействуют ему. Таким образом, дозволенность ночной атаки обусловлена невозможностью отделить воинов от остальных во время войны или сражения или если никаким иным способом победить их невозможно – либо по причине их мощи, либо по причине их укрытия в крепостях и тому подобного. При этом необходимо сочетать доказательства о запрете убийства женщин и детей и доказательства, в которых говорится о дозволенности ночных атак. Именно поэтому Посланник Аллаха (с.а.в.) не совершал ночных атак против иудеев, которые собирались в своих крепостях и укреплениях, ибо он был в состоянии одолеть их и без этого. Ибн Хаджар в своём комментарии к хадису о ночном нападении сказал: «Слова Пророка (с.а.в.): ‘Они из их числа’, означают, что они в этой ситуации относятся к их числу, а не то, что он разрешил убивать их преднамеренно»83. Аш-Шафии сказал: «Территория находится в безопасности от неожиданного нападения в том случае, если это территория ислама или территория безопасности, жители которой заключили договор с мусульманами, и никто не имеет права напасть на тех, кто там находится (при 83 «يرابلا حتف «)6/146).
‐73‐ этом мусульмане имеют право покарать тех, кто нарушил договор, без атаки на саму территорию). В связи с тем, что существует запрет убивать детей и женщин, и причиной этого запрета является не принадлежность их к исламу и не принадлежность к исламу их отцов, мы можем сделать вывод о том, что Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, запретил убивать их преднамеренно именно по причине того, что это дети и женщины»84. То же самое можно сказать и в обстреле из катапульт, которые используются против тех, кто воюет с мусульманами и закрылся в своих крепостях, которые являются территорией войны, чего в наше время мы не видим. Четвертая. Даже если бы мы согласились с радикалами и признали террористические акты аналогом «ночных атак», то все равно в современных условиях эти акты являются запретными по шариату в силу негативных последствий, которые значительно превышают предполагаемую пользу. К таким последствиям относятся поражение и покорение мусульман иноверцами, оккупация мусульманских стран и использование темы терактов в аргументации и пропаганде против всего, что относится к исламу: по проповедникам, по благотворительным организациям и так далее, по образу жизни мусульман и по имиджу ислама в целом. Заблуждение третье: ссылка на историю Абу Басыра. Последователи радикальных идей заявляют о 84 «ملأا «)7/370).
‐74‐ законности своих действий, ссылаясь на то, что какая-либо группа может выступить и сражаться за мусульман, исходя из отсутствия между ними и мусульманами какого-либо договора или соглашения. В этом они ссылаются на историю Абу Басыра, который воевал с многобожниками, и Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, не запрещал ему этого, а наоборот, желал, чтобы люди присоединялись к нему. Контраргументы. Во-первых: радикалы, ссылаясь на эту историю, игнорируют контекст действий, без которого самим действиям можно дать неверную трактовку. Так, они не проводят различия между военными действиями Абу Басыра против врагов из числа арабов-многобожников за пределами территории ислама и диверсионными акциями в обществе, в котором сами живут и которое является территорией ислама или территорией договора. Кроме того, у действий Абу Басыра были свои причины, которые требовали принятия подобного решения именно в той ситуации, и это означает, что данное решение не всеобщее, а обусловленное обстоятельствами, которые определяют только те, кто является специалистом в этой области. В других ситуациях могут быть другие причины и потому могут быть дозволенными другие действия, а подобные действия, наоборот, запрещены. Во-вторых: более того, Абу Басыр не стал убивать посланца курайшитов, увидев его у Посланника Аллаха (с.а.в.), хотя этот посланец ранее бежал от Абу Басыра, убив его товарища. И это несмотря на то, что между ним и этим человеком не было никакого договора! Абу Басыра удержало от мести этому человеку то, что тот нашел защиту у Посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует. Что же касается нынешних
‐75‐ радикалов, то, решаясь на убийство, они не делают различий между людьми, как будто убийство – это самоцель, и игнорируют тот факт, что это убийство имеет трагические последствия и для всей уммы, и для имиджа ислама в целом. В третьих: ограничение аналогий с этим хадисом установлено Ибн аль-Кайимом, да смилостивится над ним Аллах: «В числе полезных выводов из истории Абу Басыра есть следующий: если какая-либо группа немусульман получила гарантии безопасности, заключив договор с повелителем правоверных (имамом), а потом какая-либо отдельная группа верующих стала воевать с ними и захватывать их имущество, и они не обратились к имаму за защитой, то имам не обязан защищать их. При этом не имеет значения, состоят ли они в договоре с имамом или нет. Что же касается договора, который был между Пророком, да благословит его Аллах и приветствует, и многобожниками, то он не был договором между Абу Басыром со товарищи и многобожниками».
‐76‐ ЗАКЛЮЧЕНИЕ Мы попытались рассмотреть джихад как форму поклонения, посредством которого человек приближается к Аллаху. Это означает, что существуют обязательные шариатские условия для джихада и четкие правила, и без наличия данных условий и без соблюдения правил этот вид поклонения становится недействительным. Поэтому мы рассмотрели понятие джихада, рассмотрели его разные формы и показали, что война это только одна, но не единственная форма джихада в исламе. Мы обсудили различные заблуждения относительно джихада, желая защитить ислам от его использования в субъективных человеческих целях. Религия – это образ жизни, который Аллах ниспослал через Своего Посланника (с.а.в.) для человечества как наставление на истинный путь. Мы должны освободить разум от использования доказательств по Корану и Сунне в отрыве от контекста, неправомерного расширения действия частных суждений до уровня общих и обязательных, освободить религию от подобного злоупотребления, губительно воздействующего на личность и общество. Мы показали, что в вопросе джихада нет места иджтихаду отдельных личностей – это дело всей уммы. Мы подчеркнули, что джихад – это компетенция обладателя власти, который согласовывает свою позицию с обладателями глубоких знаний в области шариатских наук. * * *

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *